Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

Какой он, Майкл Джексон!

08.10.2015 в 17:23

Рассказы фанатов, видевших Майкла.

Рассказ поклонницы, которой повезло.
Предыстория вкратце: девушка - итальянка, фанатка с 80-х, была на концертах Bad и Dangerous, замужем за двойником MJ. К History - туру нарисовала Майклу красивый плакат, изобразив его в окружении диснеевских персонажей, с коим была замечена в Праге у отеля и приглашена к нему в номер. Дальше описание непосредственно встречи.

"На нем был минимум макияжа, и выглядел он потрясающе! В той же красной рубашке, что и утром, но уже в других брюках. Волосы убраны странным образом - как бы в слабый хвост. Я дрожала как осиновый лист и молилась: "господи, не дай мне заплакать и выглядеть дурой, дай мне сил совладать с собой и устоять на ногах! Я пошла прямо к нему - мне не хотелось упускать ни секунды. Внезапно Уэйн жестом велел мне открыть тубус, и тут я снова села в лужу. Так как он был большой и очень тяжелый, я задела им за люстру, отчего она сильно зазвенела. К счастью, ничего не разбилось, и я смогла лишь прошептать: "Ой, Простите". В тот момент Майкл поймал мой взгляд и улыбнулся самым милейшим образом.


Когда телохранители развернули холст, Майкл поднялся со стула с возгласом "о - о! ", как бы Говоря"наконец - то! ", И начал рассматривать его с энтузиазмом ребенка. Он был очень мил со мной: я жутко нервничала, а он пытался создать более непринужденную атмосферу, улыбаясь и комментируя вслух: "о боже, это потрясающе! "Потом, не Отрывая Взгляда от Картины, он Подошел к ней Ближе и Воскликнул:"о, Topo Gigio! " (Это мышонок из итальянского шоу - прим. Перев. ), Растягивая вторую i в имени. Все смеялись над его непосредственной реакцией - все, кроме меня. Я была парализована.


Его глаза зажглись, как у ребенка при виде любимой игрушки. Помимо Уэйна и Яника в комнате были еще какие-то дети и женщина - наверное, их мать. Она сопровождала Майкла с самого прибытия в Прагу, но я не знала, кто она (судя по всему, это была мать семейства касио - прим. Перев. Когда Майкл увидел Topo Gigio с итальянским флагом в руке, он спросил меня: "ты итальянка? "Я Ответила:"да" и тут женщина тоже перешла на итальянский: "о, прекрасно, и я итальянка. Ты откуда? " Я ответила, что я из Неаполя. Майкл улыбнулся и произнес: "Я Люблю Неаполь".


Он продолжал рассматривать картину, сосредотачивая внимание на каждой отдельной детали и приговаривая: "о, чудесно, чудесно! " К счастью, женщина выручила меня, выступив переводчицей. Майкл спросил: "почему ты решила изобразить нас под деревом? "Я Ответила:"не знаю, такое вдохновение ко мне пришло. Я мысленно увидела эту картину, прежде чем нарисовать ее". Ну конечно, это было провидение! - Воскликнул он. Это дерево много значит для меня".

Потом женщина с улыбкой перевела мне его слова: "Ого, он Сказал, что Возьмет Картину Домой и Повесит в Своей Комнате". Я не могла в это поверить, но ответила просто "Спасибо". Майкл возразил: "нет, это тебе спасибо! Ты подарила мне такой красивый подарок, полный любви. Спасибо, я люблю тебя".

Уэйн, который вдвоем с женщиной держал холст, попросил Яника сфотографировать нас. К сожалению, в тот момент Майкл надел маску. Я думаю, это потому, что на нем почти не было макияжа: несколько пятен от витилиго явно виднелись на его лице, особенно между щекой и правым ухом. Потом он протянул мне руку и пригласил встать рядом с ним для снимка.

Не знаю, как мне удалось устоять на ногах, особенно когда я почувствовала его руку у себя на бедре. На мне была кофта в дырку, и я ощущала, как его пальцы касаются моей кожи. Он ванильным парфюмом пах. Не знаю, как я пережила тот момент. Мое сердце так колотилось, что, я уверена, он тоже слышал его стук. Тем временем Яник пытался справиться с фотоаппаратом, и у него все никак не получалось сделать снимок. Майкл что-то сказал ему, но я не поняла - что-то вроде того, что он настоящий телохранитель, - а потом поддразнил: "Але, Яник, ты же знаешь, что если не нажать кнопку, фотографии не получится? Все засмеялись. Я чувствовала на своем бедре руку Майкла, и от этого кружилась голова. Казалось, будто вся комната движется вокруг меня. Я сделала глубокий вдох и улыбнулась, и Яник наконец сфотографировал нас. Майкл воскликнул: "мы сделали это! Это был самый чудесный момент в моей жизни: когда его прекрасные глаза смотрели в мои. Он понял, что я слишком сильно возбуждена, поэтому спросил: "ты в порядке? " С такой невероятной нежностью. И в этот момент я себе волю дала. Я обхватила его руками, всхлипывая: "о, Майкл …" он тоже обнял меня и сжал так крепко, что я не выдержала и расплакалась. Это было как раз то, чего я больше всего хотела избежать - рыдать перед ним как обычная фанатка, - но во мне накопилось столько напряжения, что я просто не смогла сдержаться. Майкл со всей нежностью продолжал гладить меня по голове и спине. Лишь в том случае, если бы я могла, я бы остановила время и навечно осталась в его объятиях, чувствуя его тепло, слушая его голос и вдыхая его аромат.

Я не могла поверить своему счастью: я мечтала об этом моменте с тех пор, как была ребенком. Эта сцена представлялась мне миллион раз, и вот теперь я действительно была в этих объятиях. Боже, он пах так прекрасно, и держал меня так крепко! Я никогда не смогу описать, что чувствовала в тот момент. Никогда!

Так как мне не удавалось успокоиться, я извинилась перед ним, и он ответил, улыбаясь с невероятным добродушием: "Ничего, все Нормально". Потом он посмотрел меня этим своим взглядом и снова спросил, "ты в порядке? " Изумительно, всего несколько минут назад он казался мне почти ребенком, и вот теперь уже вырос до роли отцовской фигуры. Я ответила ему: "Я в Порядке, Спасибо". Тогда он снова улыбнулся и с некоторым любопытством спросил, что у меня в сумке.

Я и забыла о том, что все время, пока была в комнате, держала в руках сумку. В волнении я даже не подумала поставить куда-нибудь. В сумке я принесла фотографии своих детей и письмо, которое написала Майклу и в котором открыла душу - рассказала о том, как много он для меня значит, и выразила полнейшую поддержку во всем, что ему пришлось пережить. Он поставил сумку и на стол и начал просматривать фотографии. Я сказала, что это мои дети, и он ответил: "о, поздравляю, ты уже мать. Такие красивые ребятишки! "Это Вичи, - Рассказала я. - Ему три, и он Подражает Тебе с тех пор, как ему Исполнился Годик". Он улыбнулся и назвал вичи очень красивым малышом.

Потом я показала ему фотографии Тании и рассказала, что у нее аутизм. "О нет, мне так жаль! - Воскликнул он. - Я знаю, что такое аутизм. Они в своем собственном мире живут". - "Да, - ответила я, - но и ты - тоже часть ее мира. С самого младенчества она всегда твою музыку слушала. Таким образом, если она плачет, твои песни успокаивают ее. Она не играет в игры, поэтому часто проводит время за просмотром твоих видео. Когда мы были в больнице, нам пришлось привезти с собой видеоплеер и все твои видеокассеты, чтобы она вела себя тихо". Он очень посерьезнел и внимательно рассматривал фотографии Тании, заметно тронутый.

После долгой паузы он произнес: "она красавица. У нее чудесный взгляд и улыбка. Можно я себе ее фото оставлю? "-"Конечно, можно", - ответила я. "сколько ей лет? " - Спросил он. - "Пять". - "она разговаривает? "-"Нет, Майкл, к сожалению, я никогда не слышала ее голоса". - "Нет … боже мой … - он был сокрушен. - Она такая красивая! Я могу что-нибудь сделать для нее? Тебе нужна моя помощь? Как я могу вам помочь? Я лишь поблагодарила его. Я могла бы попросить его встретиться с Танией, ведь он часто приглашал больных детей в неверлэнд. Но у меня не хватило смелости. Я жалею до сих пор об этом. Уверена, что тания была бы там очень счастлива. Она обожает смотреть, как он поет и танцует.
Майкл взял меня за руку и, глядя мне в глаза, произнес: "никогда не теряй веру и надежду и не прекращай бороться за нее! Никогда! Не сдавайся! "Мы Обнялись Снова, я Сквозь Слезы Сказала:"спасибо, Майкл. Я тебя люблю! ", и он Ответил:"я тебя тоже люблю, еще сильнее". Это был такой значительный момент, такой особенный, что мне даже трудно о нем рассказывать. Я боюсь как-нибудь вдруг упустить его.

Я всегда знала, что он - чуткий человек, но в тот момент он был чуток только ко мне. Он был по-настоящему тронут и дал мне почувствовать всю свою любовь и поддержку. Что за чудесный человек, такой отзывчивый и редкий! Затем он взял мое письмо, и я сказала "Майкл, Пожалуйста, мне Очень Важно, Чтобы ты его Прочитал". Он ответил: "Прочту Сегодня Вечером, Обещаю".

К сожалению, пришло время прощаться. Уэйн уже меня у двери ждал. Я обратилась к женщине: "пожалуйста, подождите, мне нужно еще кое-что ему сказать! " Я собиралась сказать, как я ему сочувствую во всем, через что ему пришлось пройти из-за обвинений и человеческой безнравственности. Мне хотелось произнести это, даже хотя я написала об этом в письме. Вслух мне удалось выговорить только "как ты? ", Но я практически уверена: он понял, что я имела в виду. Когда мы смотрели друг другу в глаза, я почувствовала, что между нами есть контакт. Он поблагодарил меня и ответил, что он в порядке, а также сказал спасибо за все жесты любви, которые получал от нас и из которых черпал силы. Я попросила его: "Пожалуйста, Думай о Себе, и не Забывай, что Наша Поддержка Всегда с Тобой - мы Всегда Будем Рядом". - "О, спасибо, я вас очень люблю. Вас бог храни! " - Ответил он. Мы попрощались, и, направляясь к двери, я еще раз напомнила ему прочитать мое письмо. Он поднес указательный и средний пальцы к губам, поцеловал их и приложил к сердцу со словами: "Клянусь".

Уже почти переступив порог, я вспомнила, что забыла бумажный пакет, в котором были подарки Майклу от моих друзей. Поэтому я уверенно вернулась за пакетом и сказала: "Ой, я Забыла Отдать Майклу вот это". Покраснев, я снова подошла к нему. Он на меня с улыбкой смотрел. Я всучила огромную сумку с подарками ему в руки и, вместо того чтобы сказать, что это подарки от моих друзей, выпалила: "Это мои Друзья". Боже, какой позор! Все засмеялись. Майкл подшутил надо мной, заглянув в сумку с расширенными от удивления глазами. Мы все смеялись - это был очень забавный момент, и Майкл был такой милый. Он попросил меня подержать сумку и начал доставать подарки. Я не знаю, как совладала с собой, потому что начиная с того момента я ничего больше не могу вспомнить. Не помню, как мы попрощались, не помню, кто провожал меня вниз, не помню, ушли ли уже те девушки, что поднимались со мной, или мы спускались все вместе. Помню только, как я потом сидела на тротуаре и плакала.

Заставить себя оторваться от него было самой трудной задачей в моей жизни.

С тех пор прошло тринадцать лет, и я все еще не помню конец своего визита - мой мозг начисто стер те минуты. Майкл посвятил мне столько времени, дал мне почувствовать свою любовь - мне, совершенно незнакомому человеку! Он и правда подарком господа был. Спасибо Майкл, ты - настоящий ангел. Ты всегда будешь жить в моем сердце. Я тебя люблю! "Стефания капассо.