Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

Военные Памятки Доктора Нины Наумовой.

10.05.2014 в 01:23

Глядя на ухоженные руки, стильный макияж и опрятную современную домашнюю одежду моей пожилой героини, трудно представить, что ей 93 года. На вид - чуть больше семидесяти.


Участница Великой Отечественной войны, жительница Казани Нина Ивановна Наумова много лет проработала врачом, преподавала в Казанском мединституте. Сегодня она рассказывает о своих военных памятках, которые всю жизнь хранит в своем сердце.

Июнь 1921 Года. В молодой Стране Советов гражданская война. А на Южном фронте в дивизии Владимира Азина, к тому времени безвременно погибшего, молоденькая медсестра родила девочку. Папа малышки во время родов жены был рядом с ней, совсем как в легендарном фильме «Офицеры».

- У меня в свидетельстве о рождении записано: «Азербайджанская Республика, город Ленкорань», - говорит Нина Ивановна. - К тому времени у родителей уже была старшая дочь, которая жила в Казани с бабушкой и дедушкой.

Отгремела гражданская, наступило время мирного строительства Ссср. Ниночка жила с семьей в Смоленске, росла, училась.

- Детство у меня было прекрасное, легкое и веселое, - с улыбкой вспоминает моя героиня. - Была отличницей, занималась спортом. После школы в 1940 году поступила на подготовительные курсы в военную академию.

- Смоленск находится совсем рядом с нашей западной границей. Уже в то время чувствовалась тревожность, - продолжает Нина Ивановна. - По железной дороге беспрестанно в сторону Польши шли эшелоны с военной техникой. Многих моих одноклассников попросили идти в военное училище.

Незадолго до войны мама с Ниной переехала в город на Волге - Саратов, а старшая сестра и отец остались в Смоленске. Когда началась война, мать сразу осунулась и почернела от переживаний за них. Через месяц старшая дочь вернулась, а мужа направили в действующую армию, где в конце июля 1941 года он пропал без вести. Учеба в военной академии отложена на время войны. Две сестры, закончив краткосрочные курсы медсестер, добровольцами отправились на фронт. От той войны у Нины остались главные памятки, которые она помнит уже больше 70 лет.

Госпиталь. - Мне 22 года, работаю в эвакогоспитале, - рассказывает Нина Ивановна. - Привезли молоденького бойца, совсем еще мальчишку, с ранением в ногу. Делаю перевязку, распиливаю гипс, а под ним ужасная картина - желто-зеленый гной и белые толстые червяки копошатся. Тот тошнотворный запах я никогда не забуду.

Медсестра Нина Ивановна ассистирует хирургу на своей первой в жизни операции по ампутации. На операционном столе - мальчишка, бледный как полотно.

- Я старалась не смотреть в его глаза, - говорит Нина Ивановна. - С обезболивающими препаратами в войну было туго, солдатам приходилось терпеть адскую боль. До сих пор у меня в ушах стоит звук специальной пилы и глухой удар отпиленной конечности о тазик.

Потом эмоции немного притупились. Ежедневно видя такие страшные раны, когда, например, в открытом черепе пульсировал мозг, молоденькая медсестра словно стала черствее. Нет, не сердцем, глазами. Они учились не реагировать на ужасы войны. Но к грязи и антисанитарии привыкнуть было невозможно. Девчонки ведь совсем молодые, хотели выглядеть чисто и опрятно.

- У нас была такая примета - перед боем мыться нельзя, - вспоминает ветеран. - В тот день я уж больно грязная была. Раздобыла таз, кое-как нагрела воды, помылась, а ночью как началась страшная бомбежка! Бомбили беспрерывно. Все кругом воет, грохочет, горит! Светло как днем. Как я вспоминала ту примету!

Маршевый Эшелон. Нина попала в него к концу войны. Так назывался эшелон, который вез на передовую солдат, а обратно забирал раненых.

- Однажды из-за бомбежки наш состав застрял на запасной ветке на 3 - 4 дня, - продолжает Нина Ивановна. - На марше солдатам пайки давали маленькие, всего на день, а тут столько времени без еды. Помню, шла я вдоль эшелона и краем глаза заметила: недалеко на лесной полянке строй солдат со строгими, нахмуренными лицами как будто хоронит кого-то. Напротив строя - два бойца в расхристанном виде с живыми курами в руках. За долю секунды с ужасом понимаю, что происходит, и зажимаю ладонями уши. Раздаются автоматные очереди. Тех двоих с курами по законам военного времени расстреляли за мародерство. Жестоко, но по-другому тогда было нельзя.

Победа. И вот он, наконец, - май 1945 года, долгожданная победа! Девчонки-медсестры отправляются по домам. Нина Ивановна возвращается в Казань. Военная академия в разруху и голод отменяется. В 1946 году Нина поступает в Казанский мединститут на факультет «Лечебное дело» и всю свою оставшуюся жизнь посвящает медицине. Прошедшие через ад войны слишком хорошо знали цену жизни.

Раиля Мытыгуллина
http://www.kazved.ru