Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

Часть 103. Теплый солнечный день. Сегодня Эрик милостиво дал нам свободных целые полдня.

08.05.2014 в 14:23

утра поработав над материалом на базе, к обеду мы с ребятами разошлись кто куда. Марсель отправился готовить какие-то уроки, которые ему задали экстерном учителя, Ханнес и Крис отправились выбирать новое постельное белье, а мы с Люминором под предлогом того, что нам нужно обсудить рабочие моменты относительно предстоящей студийной работы отправились в парк, предварительно решив пойти пешком и потом уже забрать мою машину с парковки у базы.
Со времени начала моего увлечения Люминором я стал часто проводить время в парке. Мне стало нравиться солнце, тепло и шелест листвы. Нравится свежий ветерок, что путается в моих волосах. Мне так хорошо и спокойно в парке, несмотря на то, что вокруг есть народ и кто-то может недобро покоситься на нас с Люминором. В конце концов мы все живем в свободной стране и нет ничего плохого в том, что два эксцентрично выглядящих молодых человека идут так близко друг к другу.
Не могу удержаться и поддаюсь всеобщему любовному наваждению этой весны – беру Люминора за руку.
- А если кто-то увидит? – с улыбкой говорит мне брюнет.
- Ну и что? Кто нас тут пока еще знает? Подумаешь. мы такие же, как и сотни других. Пока нам не грозят наши снимки на первой полосе таблоидов со скандальными заголовками. – говорю я с улыбкой.
- Но все равно, ты ведь парень и я тоже.
- Тебя напрягает это? – отпускаю я руку Люминора.
- Меня нет. Я всем готов показать, что я чувствую и к кому чувствую. Ты у меня самый важный человек в жизни. Я волнуюсь о тебе.
- Почему?
- Мне кажется, ты еще не готов, как я в свое время, громкогласно заявить о том, что ты гей и целоваться на улицах открыто.
Я вздыхаю и мрачнею. Да, это не для меня, я не привык к такому. Мы с Тило никогда не целовались прилюдно, никогда не держались за руки. Он всегда прятал меня, прятал наши чувства и я был признателен ему за эту тайну, за охрану нашего покоя и нашего тесного мира любви. Но сейчас я не хочу молчать. Мне нужно как-то открыться миру, выпустить любовный дурман наружу. Я хочу быть собой!
Я останавливаюсь напротив витрины одного из магазинов и внимательно изучаю свое отражение. Я сегодня оделся очень красиво – черные брюки, тонкая рубашка, туника и широкий пояс на талии. На глазах темные очки, волосы растрепаны ветром. я тонок и хрупок, почти как девушка. Люминор же сегодня непривычно мужественный. На нем нет макияжа, вместо привычных широких брюк обычные джинсы и массивные ботинки. Футболка с какими-то готичными рисунками.
- Идем за мной. – я беру Люминора за руку и завожу его в ближайший обувной магазин.
- Ты что собрался делать? – только и успевает меня спросить Люминор, когда я направляюсь к полкам с женскими полуботинками.
- Скоро поймешь. – улыбаюсь я, изучая представленный размерный ряд, понравившихся моделей.
Вообще, мне повезло, что природа создала меня миниатюрным.

Через полчаса мы уже идем по парку откровенно держась за руки. Идем медленно, пока я привыкаю к непривычно высоким каблукам. Прислушиваюсь к новому звуку своей походки. семь сантиметров толстого каблука показались мне в самый раз в довершение моего образа. Мне непривычно, что я стал выше и теперь Люминору не нужно так низко наклоняться, чтобы поцеловать меня.
- У тебя красивая походка. – любуется мной Люминор, чуть подотстав от меня.
Я улыбаюсь ему, добавляю грации в походку, шаг от бедра.
- Мне не придется тебя тащить до дома на руках? – говорит мне Люминор, притягивая к себе за талию.
- Нет, не придется, я смогу добраться до машины у базы. – я трясу пакетом, где нашли свое место мои ботинки.
- Ты сумасшедший, Страйфи. – улыбается мне Люминор и целует меня.
Отвечаю на его поцелуй. Мимо проходит пара пенсионеров. Краем глаза наблюдаю за ними. Раз никто не стал высказывать свое мнение относительно опустившихся парней, значит, девчонка из меня вышла что надо.
- Да, я псих. И если хочешь знать – у меня даже справка есть. Так что, чтобы я не вычудил – мне за это ничего не будет. – улыбаюсь я, отмечая, что впервые так свободно говорю о своем секрете и своей боли – моем прошлом в психушке.
- И с чего же ты сошел с ума? – интересуется у меня Люминор, видимо не понимая, что я говорю все на полном серьезе и это довольно болезненная для меня тема.
- От любви. От любви к Тило я сошел с ума и оказался в психушке. – серьезно говорю я без тени улыбки, и Люминор понимает, что только что затронул очень серьезную тему.
- Извини, не хотел причинять тебе неудобства. Я не думал.
- Ничего страшного, это уже в прошлом. Но на всякий случай знай – я человек легко возбудимый.
- То, что ты легко возбуждаешься – это я уже понял. – снова сводит все в шутку Люминор, не желая сейчас придаваться грусти.
- Мы это еще проверим. – отвечаю я поцелуем брюнету, притягивая его к себе за шею.
До нас доносится веселый детский смех – стайка детей бежит по аллеи прямо на нас. Чтобы не быть сметенными этим ураганом позитива, мы в последний момент успеваем отойти под тень деревьев. Здесь Люминор прижимается спиной к развесистому клену и прижимает меня к себе.
- В детстве обожал прижиматься вот так к деревьям и ощущать себя таким меленьким и хрупким.
- А я люблю прижиматься к тебе. – улыбаюсь я. – Мне так хорошо с тобой. Мне так легко и я не думаю ни о чем плохом.
- Как вспомню, каким я тебя увидел. я даже испугался. Ты ходил такой мрачный и потерянный.
- А сейчас ты нашел меня. – улыбаюсь я.
- Обожаю, когда ты так улыбаешься. Ты можешь быть таким заразительно веселым и светлым. Но я еще не слышал твоего смеха. – прищуривается Люминор.
- И что в этом такого? Давай посмотрим вечером комедию.
- Неа, комедию не хочу. Еще время на кино тратить. – облизывается Люминор и я вздрагиваю от того, как его чуткие пальцы касаются моих боков и он начинает щекотать меня.
- Аааййй. Люминор. ай хихихихи. - я пытаюсь вывернуться из рук Люминора, но он ловко меня держит.
Я смеюсь как ребенок, громко заразительно и не думая о том, что кто-то может подумать. В конце концов, не могу устоять на ногах, высокие каблуки меня подводят и я падаю на траву, увлекая за собой Люминора. Еще некоторой время мы катаемся по газону, перепачкав одежду травой и не думая об этом. Я пытаюсь щекотать Люминора в ответ, но он ловко справляется с моими руками. Только когда у меня на глазах выступают слезы, Люминор останавливается и укладывается рядом со мной.
- Вот теперь я слышал твой смех, и я доволен.
- Ты садист, Люминор. – говорю я, восстанавливая дыхание.
- А ты слишком красив, чтобы от тебя можно было оторваться даже тогда, когда я щекочу тебя.
- Намек понят. вечером не жди от меня пощады. Я все тебе припомню – улыбаюсь я.
- Вон, смотри на то облако. – показывает пальцем в небо Люминор, - Посмотри какое оно красивое. Похоже на птицу, да?
Я смотрю в указанном направлении и вскоре мы уже лежим с Люминором на газоне полностью поглощенные изучением облаков. Птицы, звери, деревья, какие-то сказочники и злые колдуны – этот мир в небесной сини так увлекает меня, что я не думаю ни о чем. Я ощущаю то, что счастье и покой изнутри наполняют меня. Я не хочу, чтобы это все заканчивалось. Голос Люминора, когда он начинает сочинять какие-то истории про облака, обволакивает меня, я расслабляюсь в его звуках, я отдаюсь своему счастью. Мне кажется что сейчас я по-настоящему счастлив. У меня в эти моменты нет забот и нет никаких мыслей.
Если в тот момент мы с Люминором были меньше поглощены наблюдением за облаками, то обязательно бы заметили поблизости недоуменно переглянувшихся Криса и Ханнеса.
Поделиться…