Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

Меня больше нет. Вторая часть.

17.05.2014 в 15:47

Март. Часть 4

Офис Артура изменился с последнего моего визита. На стенах прибавилось фотографий в рамках со знаменитостями, по углам были расставлены деревья в кадках, сбоку стоял фонтан.

- Фен-Шуй, вода приносит деньги, - пояснил собственник кабинета, разглядывая нас с Яном. – Ребята, а что про салоны забываем? Тёме подкраситься надо, волосы вон как отросли, а ты Ян, чего такой серьезный?
Ян молчит, словно и не к нему обращались, и садится в новое красное кожаное кресло. Присаживаюсь в соседнее. Артур чешет макушку и вдруг улыбается:
- В рейтингах вы занимаете не последнее место. А это хорошо. Теперь вы по очереди будете вести хит-парад, а вместе новую передачу, где к вам будут приходить знаменитости.
Он замолчал, ожидая от нас реакции. Новая передача? Знаменитости? Это, наверное, хорошо, но я не чувствую восторга. Смотрю на Яна, который с интересом разглядывает фонтанчик.
- А где радость? Ваша зарплата возрастёт до ста тысяч. И это без премий.
Оу. Это круто! Вот только уверен, что отрабатывать их придётся потом и кровью.
- Значит так, подпишем контрактики и приступим, - мужчина улыбается как дьявол-искуситель, щелчком пальцев отправляет нам по столу свежие документы.
Предостерегающий жест Яна останавливает меня от того, чтобы сразу не расписаться. Он берёт бумаги и внимательно их читает. Я томлюсь в ожидании, испытывая какую-то неловкость. Читать мне незачем – всё равно ничего не пойму. Разглядываю кабинет продюсера, который, похоже, немного раздражён.
- По контрактам мы должны беспрекословно выполнять всё, что прикажет компания, - Ян оторвался от чтения.
- Стандартно. На звёзд нужно иметь управу, - пожимает плечами Артур.
Не знаю как Яну, а мне очень польстило, что меня назвали звездой.
- Убираете пункты семь, одиннадцать, пятнадцать, тридцать и мы подписываем, - серые глаза сузились, как у хищника.
Продюсер подался вперёд:
- Тридцать оставляем, - оказывается, он неплохо знает условия. Я слежу за их дуэлью.
- Ладно, - подумав, отвечает Ян. Кажется, что он ждал такой ответ. – Контракт на год.
Подумав, мужчина кивает.
- Оленька, принеси нам шампанского, - Артур сиял, как начищенный пятак.
Вышеупомянутая Оленька, высоченная блондинка в облегающем чёрном платье, проскользнула в кабинет с четырьмя бокалами игристого напитка на позолоченном подносе. Ян, не глядя на неё, взял себе бокал, я поблагодарил девушку лёгким кивком, Артур проводил её плотоядной ухмылкой, прокомментировав:
- Дура дурой, но сосёт как надо.
Я подавился шампанским. Пузырьки тут же ударили в нос, и я долго кашлял. Ян никак не отреагировал. Артур же залпом опустошил бокал.
- Ну, детки, вам пора. Не разочаруйте меня.
- Постараемся, - заверил я его. Мой любовник же вышел молча и не прощаясь. Ни манер, ни воспитания.
К моему удивлению, в приёмной, рядом с Оленькой сидел невысокий парень с длинной чёлкой, падающей ему на глаза. Одет он был просто – джинсы и куртка, но его украшения (браслет и перстень) были дорогих и знаменитых ювелирных марок. При моём появлении он встал:
- Привет, я Данила или Данил. Твой эм… ну, помощник.
- Помощник? – удивился я, ища глазами Яна. Который, конечно же, испарился.
- Да, введу немного тебя в курс дела. Пошли.
- Куда?
- Нужно что-то сделать с твоей причёской.
Парень ненавязчиво взял меня под локоть, уверенно подтолкнул к двери. Поняв, что Яна не увижу, я поддался своему помощнику. Мы спустились на стоянку, где Данил подвёл меня к чёрной Мазде. Красивая. Очень. Надо же, почти мой ровесник, а уже своя тачка. Я с восхищением спрашиваю:
- Твоя?
- Угу. Скоро и у тебя такая будет.
Сигнализация приветственно пропикала. Я забрался на пассажирское сидение и пристегнулся ремнём безопасности. Данил проследил за моими действиями и едва заметно усмехнулся. А в России всегда так – пристегнёшься, будто в душу водителю плюнешь. Но мне всё равно. Безопасность важней. Мы плавно тронулись и тут Даниле позвонили. Он долго разговаривал, и как я понял по обрывкам фраз, обо мне.
- Ладно, - наконец сдался он своему собеседнику. – Будем через полчаса.
- Будем где?
- Тём, у тебя сегодня съемки. Я пытался перенести, но они не хотят ничего слушать, - «помощник» не смотрит на меня.
- Какие съёмки?
- Реклама. Это не входит в контракт, так что тебе заплатят отдельно.
- Ладно, - я вдыхаю. Реклама, так реклама.
Данил удивлён:
- Даже не закатишь истерику?
- А, что, все остальные закатывали?
- Ага, - парень повеселел. – Зато у них лучший стилист в городе.
Мне как-то по фиг, но я молчу.

***

Я и не подозревал на что себя обрекаю. Данил привёз меня в незнакомую мне студию. Тут работа уже кипела. Все бегали, суетились. Осветители ругались с декораторами, оператор выяснял что-то со звукорежиссёром.
- Бардак, - пренебрежительно отозвался «помощник» и уверенно прошёл к режиссёру, сидящему рядом с продюсером. – Ещё ничего не готово. Какого вы нас звали?
Как-то вдруг сразу стихло. Я почувствовал себя неуютно. Не стоило так грубить. Тем более, это режиссёр! Но мужчины как-то неуверенно произнесли:
- Извини.
- Мы подумали…
- Впредь не нужно вызывать Артёма раньше, чем у вас всё будет готово.
- Хорошо, - кивнул один из мужчин.
- Где гримёрка?
- Э, у нас нет отдельной гримёрки… - это уже вмешалась одна из девушек в окружении продюсера.
- Нет? – даже я вздрогнул от голоса, отдающего сталью. – Вы издеваетесь?
- Простите, мы…
Данил выставил вперёд руку, прерывая все объяснения:
- У вас двадцать минут.
- Хорошо, - девушка побледнела и проворно куда-то убежала.
А я недоумевал нахрена мне собственная гримёрка? Не прима вроде. Но раз Данила так говорит, то… Плохого же в этом ничего нет.
Пока мы ждали, продюсер и режиссёр приказали принести нам выпить. В моих руках оказалось нечто мутное и зелёное, что мой «помощник» безжалостно забрал и выпил сам, взамен протянув мне бутылочку минеральной воды. Вскоре девушка вернулась и проводила нас в комнату, на двери которой висел наскоро напечатанный лист с моим именем.
Гримёрка была небольшой, квадратов девять. Тут был диван, кресло, столик с напитками и закусками, большое зеркало и также дверь в туалет, совмещённый с душевой. Данила покривился, но даже я понял, что он доволен.
- Влад будет минут через десять, - поведала девушка и испарилась.
Интересно, кто такой Влад? Я хотел было спросить, но мой сопровождающий именно в этот момент что-то бурно обсуждал по телефону. Взяв со столика яблоко, я развалился на диване, хрустя им. А неплохо быть звездой. Улыбаюсь. Личный помощник, личная гримёрка, можно немного покачать права. Интересно, как там Ян? Есть ли у него дела на сегодня? Только я тянусь за сотовым, как в мою гримёрку врывается незнакомый мне мужчина. Примечательный такой. Высокий, с начёсанными волосами, уложенными в сложную причёску, которую я видел только на голове женщин. Одет он был в малиновый пиджак, жёлтые брюки и синие мокасины. Мне он улыбнулся, Данила, который тут же нажал «отбой», расцеловал.
- Рад тебя видеть, - мужчина как-то жеманно засмеялся.
- И я тебя.
- Это наша новая звёздочка?
Оба обратили своё внимание на меня.
- Как видишь, Влад.
- Ничего, - странный мужчина подошёл ко мне, - работать можно. Какой сценарий?
Данил протянул ему несколько листов с текстом, на что Влад закатил глаза.
- Ой, да расскажи ты, я читать не буду, - он хлопнул в ладоши, и тут же внесли несколько коробок с косметикой, вкатили длинную вешалку с одеждой.
Волшебник, ей-богу. Пока мужчина копался в чёрных ящичках, мой «помощник» рассказывал:
- Суть такая: путник после длительного путешествия по пустыне в изнеможении останавливается, достаёт из рюкзака рекламируемый сок «Фонти» и пьёт его. Голос за кадром: «Фонти» - ваш вечный спутник.
- Звучит как-то пугающе, - хмыкает Влад. – Путник, значит… Будет стильный путник.
Он подходит ко мне, перебирает волосы, вертит лицо так и сяк.
- Хм, а что если его выкрасить в блондина?
- Что! – восклицаю я. – С ума сошли?
- Тёма! – подскакивает ко мне Данил. – Это же Влад Ли! Знаменитый стилист и мастер имиджа.
Влад кривится:
- Вот с кем приходится работать.
- Я не буду краситься в блондина!
- Будешь, - спокойно произносит «помощник». – Пункт двадцать четвёртый твоего контракта. Делаешь всё со своей внешностью, что скажет руководство. А руководство скажет, поверь мне.
Он толкает меня обратно на диван. Нравится мне этот Данил всё меньше и меньше, но я могу представить, что будет за невыполнение контракта. Влад приступает к работе. Сначала раздевает меня до трусов, обмазывает какой-то хренью, правда, приятно пахнущей кокосом, затем наносит на волосы краску, чуть подравнивает кончики. Мне приходится стоять целых полчаса на одном месте, потому что садиться строго запрещено. Я злюсь всё больше и больше, пока стилист и Данил по-дружески перекидываются шутками, обсуждают новости в мире шоу-бизнеса. Попеременно заходят то девушка-визажист, то режиссёр, то его ассистент, то кто-то ещё незнакомый мне. Все окидывают меня взглядами, и обращаются к Данилу, будто я превратился в какой-нибудь предмет мебели.
Через полчаса меня отправляют в душ, смыть с себя и краску с волос, и состав с тела. Я с удивлением замечаю, что кожа потемнела на несколько оттенков, а волосы, наоборот, посветлели. Не блондин, как Ян, конечно, но уже ближе к нему. Без стука Влад зашёл ко мне в самый разгар принятия водных процедур. Моему возмущению не было предела, когда он сам стал протирать меня полотенцем, разглядывая, ровно ли я «загорел».
- Убери руки, - сквозь зубы процедил я.
- Ой, котёнок, убери коготочки, ты для меня работа. Да и не по мальчикам я, у меня двое детей.
Это не успокоило. Однако мужчина, усмехаясь, протянул мне флакончик с какой-то эмульсией, чтобы я натёрся ей. Пахла она тоже приятно. Прямо в душевую комнату стилист принёс мне светлые брюки низкой посадки и розовую рубашку с коротким рукавом.
- В таком виде путешествуют по пустыне? – с иронией спросил я. Так на праздник ходят.
- Ты – да. Одевайся и выходи.
Данил не выдержал и заглянул ко мне.
- Круто, - присвистнул он. – Ты гений, Влад.
- Ерунда, - беспечно махнул рукой стилист. – Сейчас мы из него сделаем звезду рекламы.
Не знаю как, но этому Владу Ли удалось подчеркнуть все мои достоинства макияжем при этом совершенно незаметным для окружающих. Он долго укладывал мои волосы, извёл, наверное, несколько флакончиков с гелем, пенкой и разными фиксаторами. Зато когда я вышел на съёмочную площадку женская половина съёмочной группы удивлённо пооткрывала рты.
На площадке была гора песка, дальше зелёный экран, на котором потом нарисуют пустыню. Было прохладно, по полу гулял сквозняк. Мне в руки сунули увесистый рюкзак в тон к брюкам, но идти заставили босиком. Роль сводилась к тому, что мне нужно было сделать пару шагов по песку, снять рюкзак, достать сок и жадно выпить. При этом не забывать про выражение на лице.
Думаете, это просто?
Я запорол тридцать дублей. То посмотрел в сторону, то шёл слишком живо, то наоборот полз как черепаха, то хмурился, то выглядел слишком счастливым. Но это были цветочки. Раз сорок я пытался снять грациозно рюкзак. Не получалось. Режиссёр орал на меня, как на шкодливого котёнка, не стеснялся в выражениях. Я взмок – софиты дарили тепло не хуже солнца. Когда мы дошли до того момента, когда мне нужно было выпить сок, то я был морально опустошён и выжат как лимон. Напиток был мерзким на вкус, а залить его в себя мне пришлось литра два. Это было ужасно. Меня мутило, но нужно было улыбаться в камеру.
Перерыв режиссёр с продюсером делать отказались, и я уже и не надеялся, что эта съёмка когда-нибудь кончится. Оставался последний победный взгляд в камеру с разворота. Я был уверен, что не получится и с пятидесятого дубля. Какого же было моё удивление, когда через два дубля режиссёр хлопнул в ладоши, как ребёнок, и закричал, что всё снято. Мне кажется, что все вздохнули с облегчением.
Я, пошатываясь, так как ноги отказывались двигаться от долгого стояния на одном месте, пошёл в гримёрку. Данил семенил рядом и осыпал меня льстивыми комплиментами. А я хотел только в душ и домой. Первое моё желание осуществилось, а вот когда я заикнулся про отдых, «помощник» уставился на меня как на идиота:
- С ума сошёл? Сегодня тебе нужно засветиться ещё на одной вечеринке.
- Вечеринке? – застонал я. На часах было ни много, ни мало около десяти вечера.
- Да, презентация какого-то нового аромата жены известного бизнесмена. Ты не можешь не пойти. Он имеет дела с Артуром.
Приходится ехать. В машине мне удаётся вздремнуть минут двадцать. А затем калейдоскоп лиц, вспышки камер, дежурные улыбки. В моих руках оказывается бокал с модным коктейлем, кто-то меня о чём-то спрашивает, я, кажется, отвечаю невпопад.
- Пойдём, - Данил тащит меня вглубь зала и берёт у бармена стакан с содержимым, похожим на томатный сок. – Пей.
Послушно проглатываю кисло-вязкую жидкость. Она приятно пахнет. Правда, с привкусом химии, но это почти незаметно. Удивительно, но через пару минут я полон сил. Пообщался с каким-то репортёром, потанцевал с какой-то расфуфыренной цыпочкой, которая просто висла на мне, пофотографировался с незнакомыми мне людьми, которые, однако, были в курсе, кто я, и обращались со мной с особым почтением.
Около двух часов ночи Данил потянул меня домой, а я наотрез отказывался, был полон сил и желания продолжить вечеринку, ведь всеобщее веселье только набрало свой градус. Кое-как «помощник» уговорил меня уйти, смутно помню, как за окном его машины мелькал спавший город, залитый искусственными огнями. Кажется, мне помогли дойти до квартиры, открыли дверь и отвели в спальню. Данил даже помог мне избавиться от одежды, и я отрубился.