Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

Часть 170. Девять дней.

13.10.2015 в 22:47

Прошло девять дней, в течение которых я ни разу не слышала ничего от Нильса. Раньше я не думала, что переживу хотя бы один такой день, не говоря уже о девяти. Для меня они прошли, как сто дней, но с каждой секундой боль немного отступает. Кен позвонил мистеру вансу и попросил дать мне отгул до понедельника, то есть, я пропущу всего один рабочий день. Я изо всех сил пытаюсь больше не плакать.


Понимаю, что в данном случае ушла я, но меня убивает то, что он даже не пытается меня вернуть. За время наших отношений я всегда отдавала всю себя, и сейчас его шанс показать мне свою ответную заинтересованность. Думаю, его характер и поведение являются полной противоположностью тому, что мне всегда было нужно.

Я знаю, что Нильс меня любит, знаю. Однако, я также знаю, что если бы его любовь была такой, какой я предполагала, он бы постарался меня вернуть. Нильс говорил, что никогда не позволит мне уйти, но он позволил. Больше всего меня пугает то, что на протяжении первой недели я была полностью опустошена и ужасно по нему скучала. Скучала по его колким и, временами, грубым замечаниям, по его неуверенности в себе, по тому, как он гладил мои руки, целовал без причины, смотрел на меня и улыбался, думая, что я этого не замечала. Мне не хочется от него зависеть, я хочу быть сильной. Хочу, чтобы мои дни и ночи проходили спокойно и хорошо, невзирая на то, одинока я или нет. В мою голову начинает закрадываться мысль, что я всегда буду одна. До Нильса я не была счастлива и с эшом. Может, в этом плане я похожа на маму: нам обеим лучше в одиночестве.

Но я так не хочу. Мне бы хотелось, чтобы он ответил на мои звонки, тогда мы бы смогли всё обговорить и прийти к какому-то соглашению. Мне просто нужно отдохнуть от него и показать, что я не половая тряпка, об которую можно вытирать ноги. Это обернулось против меня. Видимо, наши отношения не волнуют его так, как меня. Может, всё это было частью ещё одного плана.

В первый день я ждала звонка, сообщения или, чёрт возьми, я действительно ожидала, что Нильс ворвётся сюда и устроит сцену, когда все сидели в гостиной при абсолютной тишине, не зная, что мне сказать. Но когда этого не произошло, я была в смятении. Не забилась в угол и не стала плакать, жалея себя. Я просто была морально опустошена. Каждая секунда проведена в ожидании того, что Нильс вернётся и попросит прощения. В тот день я чуть было не сдалась, чуть было не вернулась к нему. Я была готова сказать ему, что мне плевать на брак, на его ложь и неуважительное отношение ко мне, лишь бы он был рядом. К счастью, я вовремя себя остановила и, должна признать, очень горда этим.

Третий день самым худшим был. Тогда ко мне пришло осознание реальности. В тот день я, наконец, заговорила после трёх дней бормотания "да" или "нет" на вопросы Лиама и Карен. Единственными звуками, которые я была способна издать, были удушливые рыдание и нечёткое самовнушение сквозь слёзы того, что без него моя жизнь будет намного легче, во что я сама не верила. На третий день я всё-таки посмотрела на себя в зеркало, увидев грязное побитое лицо и глаза, выглядящие, как две опухшие точки. В тот день я просто упала на пол и, наконец, начала молить господа о том, чтобы боль прошла. Я говорила ему, что с этим никому не справиться. Даже мне. На третий день я позвонила ему, ничего не смогла с собой поделать. Я решила, что если он ответит, мы поговорим и сможем прийти к компромиссу, попросив друг у друга прощения, и пообещав больше никогда не расставаться. Вместо этого, я получила лишь оповещение о том, что он отклонил два моих звонка.

На четвёртый день я снова не смогла удержаться и позвонила ему. На этот раз он проявил великодушие и разрешил мне послушать свой голос на автоответчике, вместо обычного сброса вызова. Тогда я действительно осознала, что беспокоюсь о нём гораздо больше, чем он обо мне. Весь тот день я провела в постели, вспоминая те несколько раз, когда он говорил о своих чувствах ко мне. Я начала понимать, что большая часть наших отношений и то, как он ко мне относится, было лишь моими ложными представлениями. Ко мне пришла мысль, что когда я по-настоящему верила и надеялась на то, что у нас всё получится, он совсем обо мне не думал. В тот день я решила хоть ненадолго стать нормальным подростком и попросила Лиама научить меня скачивать музыку на телефон. Как только я начала, то уже не смогла остановиться. Было добавлено больше ста песен, и в течение тех двадцати четырёх часов на мне всё время были наушники. Музыка помогает. Прослушивая тексты о боли других людей я понимала, что не одна такая. Я не единственная, чей возлюбленный, в силу своих слабых чувств, не хочет бороться за совместное будущее.

На пятый день я, наконец, приняла душ и заставила себя пойти на занятия. Я посетила класс йоги, отдаваясь приятным воспоминаниям. Меня посещало странное чувство, когда я смешивалась с толпой радостных студентов. Я приложила все усилия для того, чтобы не столкнуться с Нильсом в университете. Я уже прошла тот этап, когда пыталась с ним поговорить. Утром мы с Лиамом, как обычно, выпили по чашечке кофе, он даже сказал, что ко мне возвращается здоровый цвет лица. Казалось, никто не замечал меня, чему я была рада. Профессор сото сказал нам написать наши самые большие страхи, и как бог помог или может помочь с ними справиться.

- Боитесь ли вы смерти? - Как-то спросил он.

- А разве я не умерла? - Молча ответила я.

Шестым днём был вторник. Я начала поднимать руку на занятиях и с трудом отвечать односложными предложениями, но никто меня за это не упрекал. Я вернулась в "Vance", первую часть рабочего дня Кимберли не решалась посмотреть мне в глаза, но в конце концов попыталась со мной поговорить, в чём я её поддержать не смогла. Когда она отлучилась на обеденный перерыв, я решила, что когда немного приду в себя, обязательно с ней поговорю. Тот день я провела, уставившись на первую страницу рукописи, перечитывая по несколько раз, и пытаясь вникнуть в суть, но всё было тщетно. Я начала есть чуть больше, чем рис и бананы, которые до этого были моей единственной пищей. Карен приготовила ветчину, такую же, какую не так давно мы ели за ужином вместе с Нильсом. Воспоминания того, как он держал меня за руку под столом, вновь отправляют меня в моё королевство грусти, заставляя провести всю ночь, склонившись над унитазом и избавляясь от небольшого количества съеденной еды.

На седьмой день я, наконец, забрала свой автомобиль из ремонта. Мне пришлось подписать несколько документов, после чего мне вернули ключи. Таким образом, если бы я была на их месте, то испугалась бы отдавать ключи девушке - зомби со спутанными волосами и в нелепой футболке, которую она взяла из фактической комнаты своего бывшего парня. Когда Лиам последовал за мной из мастерской, я начала представлять, что бы произошло, если бы я умерла в той аварии. Тогда всем было бы лучше? Это меня испугало, не смерть, а то, что я способна на такие мрачные и ужасные мысли. Зато это заставило меня поверить в то, что я смогу со всем справиться. Я переоделась в свою рубашку и пообещала себе больше никогда не заходить в ту спальню. Я начала искать себе новое жильё, чтобы оно было близко к "Vance" и перейти на онлайн - занятия. Но затем я подумала и решила, что лучше всего посещать обычные занятия, так как мне очень нравится учёба и сам процесс обучения. Я несколько неплохих вариантов квартир нашла.

Восьмой день. Я сдавленно улыбнулась, но все заметили. Тот день был первым, когда утром, по приходу на работу, я взяла свои обычные кофе и пончик. После я даже вернулась за добавкой. Тогда же я встретилась с Тревором, и он сказал, что я прекрасно выгляжу, несмотря на то, что я была в мятой одежде и с пустым взглядом. В тот день определённо наметился сдвиг, так как о нас с Нильсом я думала гораздо меньше, чем обычно. Я слышала, как Кен и Карен обсуждают день рождения Нильса, который будет через несколько дней. Услышав его имя, меня удивило небольшое покалывание в сердце.

Сегодня девятый день.

- Я буду внизу, - Лиам на мгновение появляется в дверях "Моей" комнаты.

Никто не обсуждал и даже не упоминал время моего отъезда. За это я очень благодарна, но в тоже время я понятия не имею, куда пойду после, потому что скоро моё присутствие станет для них обузой. Конечно, Лиам уверяет меня, что я могу жить здесь столько, сколько понадобится, и Карен изо дня в день твердит, как ей по душе моё общество, но в конце концов, они семья Нильса. Я хочу продвинуться вперёд, решить, где буду жить. Я больше не боюсь.

Я не хочу и не буду проводить ещё один день в слезах из-за парня с татуировками, который меня больше не любит.

Когда я спускаюсь вниз, вижу, как Лиам откусывает большой кусок бутерброда, на уголках его губ остаются остатки сливочного сыра, которые он немедленно убирает.

- Доброе утро, - произносит он с набитым ртом и распахнутыми глазами.

- Доброе утро, - повторяю я и наливаю себе стакан воды.

Когда я опустошаю ёмкость, он продолжает на меня смотреть.

- Ты. Ну. Прекрасно выглядишь, - произносит он.

- Спасибо, я всё же решила принять душ и воскреснуть из мёртвых, - шучу я, и на его лице медленно, будто проверяя мою реакцию, появляется улыбка. - Правда, всё отлично, - уверяю его, и он отправляет в рот остатки бутерброда.

Я решаю сделать себе один тост, стараясь не замечать Лиама, разглядывающего меня, как животное в зоопарке.

- Мне пора на работу, - говорю ему, заканчивая свой завтрак.

- Джесс, ты сегодня великолепно выглядишь! - Восторгается Карен, когда заходит на кухню.

- Спасибо, - улыбаюсь ей.

Сегодня я много времени своей внешности уделила. За последние восемь дней я далеко ушла от своего обычного опрятного внешнего вида. Но теперь я чувствую, что прежняя Джесс вернулась. Это мой день.

- Платье просто восхитительно, - снова хвалит она.

На мне жёлтое платье, подаренное Энн на рождество. Я не собираюсь повторять прошлую ошибку и надевать каблуки в университет, поэтому останавливаю свой выбор на паре "Toms". Половина моих волос убрана назад и закреплена на затылке, позволяя спадать нескольким прядям, обрамляя лицо. Глаза я слегка коричневым карандашом подвела. Настоящий макияж в мои планы пока не входит.

- Большое спасибо, - снова улыбаюсь. - Вам нужна помощь? - Спрашиваю, на что Карен качает головой.

- Нет, дорогая. Желаю тебе отличного дня, - с улыбкой отвечает она. Видимо, её очень удивило моё поведение, но она довольна тем, что я, наконец, вернулась к жизни.

Вот чего я всю жизнь хотела. Чтобы у меня была заботливая мама, которая отправляла бы меня в школу с добрыми и одобряющими словами. Но вместо это я получила лишь: "Твои Волосы Немного Растрепались, Погладь это Платье ещё раз, Джессика".

На днях мне звонила мама, но, к счастью, я отклоняла её вызовы. Она была последним человеком, с кем мне хотелось бы поговорить, но теперь, когда я могу вздохнуть без желания вырвать сердце из груди, мне действительно хочется ей позвонить. Она терпеливая и даже милая, как при нашей встрече девять дней назад.

- Ох, Джесс, поедешь с нами в воскресенье к Кристиану? - Спрашивает Карен, когда я открываю входную дверь.

- В воскресенье?

- На ужин, который они устраивают, чтобы отпраздновать переезд в Сиэтл? - Сообщает она, как будто я должна была это знать. - Кимберли говорила, что предупредила тебя. Таким образом, если ты не хочешь идти, я знаю, они поймут, - уверяет Карен.

- Нет - нет. Я хочу пойти туда вместе с вами, - улыбаюсь.

Я к этому готова. Мне под силу находиться в обществе, оставаясь спокойной. Впервые мой внутренний голос меня не тревожит. Благодарю её и следую за Лиамом на улицу.

Погода соответствует моему настроению: солнце и тёплый ветер, несмотря на то, что сейчас конец января.

- А ты пойдёшь на ужин? - Спрашиваю его, как только мы садимся в машину.

- Нет, я же сегодня уезжаю, забыла? - Отвечает он.

- Что?

- На выходные я собираюсь в Нью-йорк: Даниэль переезжает в новую квартиру. Я тебе об этом пару дней назад рассказывал.

- Прости. Мне нужно было уделять больше внимания тебе, а не зацикливаться на своих проблемах, - признаю я.

Не могу поверить в то, что была настолько эгоистичной и не обратила внимание на его рассказ о Нью-йорке и переезде Даниэль.

- Нет, всё нормально. Я это вскользь упоминал. Мне не хочется тебя этим попрекать, потому что ты была. Ну, ты понимаешь.

- Зомби? - Заканчиваю за него.

- Да, очень страшным зомби, - шутит он, и я улыбаюсь в пятый раз за девять дней. Это довольно приятно, и мне уже немного лучше.

- Когда вернёшься? - Спрашиваю Лиама.

- В понедельник утром. Я пропущу религию, но на следующее занятие точно приду.

- Да, это здорово. Должно быть, Нью-йорк просто невероятен, - мне бы тоже хотелось на некоторое время уехать отсюда.

- Но я волнуюсь, оставляя тебя здесь одну, - произносит он, и меня накрывает чувство вины.

- Что ты такое говоришь! Ты и так сделал для меня слишком много, пора бы и мне что-нибудь предпринять. Я не хочу, чтобы из-за меня ты в чём-либо сомневался. Прости за то, что наталкиваю тебя на подобные мысли, - говорю ему.

- Это не твоя вина, а его, - напоминает мне Лиам, и я киваю.

Я снова втыкаю в уши наушники, и он улыбается.

"Ты Выглядишь, как Настоящая Студентка Колледжа", - сказал он мне на седьмой день, когда я прогуливалась с взрывной музыкой в ушах.

На религии профессор сото выбирает тему боли. Могу поклясться, он сделал это нарочно. Но когда я начинаю писать о том, что боль может заставить обратиться к богу, молча благодарю его за эту пытку. Мой рассказ заканчивается тем, как боль меняет человека: вы становитесь гораздо сильнее, и вам уже почти не требуется Вера. Вы сами должны справляться с трудностями. Вы должны быть сильными и не позволять боли толкать вас на опрометчивые поступки.

- Мисс Смит? - Профессор называет моё имя, когда я собираю вещи.

Лиам внимательно следит за мной, когда я подхожу к кафедре.

- Я рад, что сегодня вы к нам присоединились, - он улыбается.

Следовательно, он заметил мою отстранённость на занятиях.

- Да, я провела достаточно времени наедине с собой, - отвечаю.

- Рад слышать это. В одиночестве нет ничего хорошего, - он ослабляет узел галстука, и я вспоминаю его на сцене в свободных джинсах. - Кстати, сегодня вечером у нас снова будет выступление, если хочешь, можешь снова пойти и привести друзей.

Несколько секунд я с ответом медлю. Мои друзья - друзья Нильса, так что они, скорее всего, не придут, а Лиам уезжает сразу после окончания занятий.

- Конечно, я приду. В количестве друзей я не уверена, но мне очень хочется пойти, - отвечаю.

Только в том случае, если в это воскресенье я собираюсь пойти на ужин, мне нужно освежить память о поведении в общественных местах. Не то чтобы в социальной среде я всегда чувствовала себя комфортно, но всё же.

- Отлично! Увидимся сегодня вечером, - улыбается он, и я возвращаюсь к Лиаму.

- Что ему было нужно? - Спрашивает он.

- Профессор снова пригласил меня в "Canal Street", - говорю ему, вешая сумку на плечо.

- Джесс ….

- Всё пройдёт замечательно.

- Не думаю, что ты должна идти одна, это неподходящее время.

- Я позову стэф, - достаю свой мобильник, чтобы осуществить именно это.

Перед йогой захожу в кофейню, надеясь на небольшой прилив сил. Направляясь на занятие, прохожу мимо института экологических исследований. Зейна. Интересно, он сейчас там? Думаю, да, но я ведь не знаю его графика.

Не обдумав, захожу внутрь. До начала занятия ещё достаточно времени, а идти пять минут.

Осматриваю осматриваю огромное фойе здания. я и ожидала, большую часть помещения занимают растения, соответствуя названию института. Потолок небесного цвета создаёт впечатление, что его нет вообще.

- Джесс? - Слышу его голос.

Когда я оборачиваюсь, вижу зейна. На нём белый халат и очки, держащиеся на макушке.

- Привет.

- Что ты здесь делаешь? Неужели неужели сменила профиль? он улыбается. Я всегда обожала то, как его язык скрывается за зубами во время улыбки. - На самом деле, я искала тебя. - Правда? - Он выглядит поражённым. - Да, я хотела пригласить тебя в "Canal Str.

Больше информационных новостей о дневном макияже глаз http://makiyazhglaz.com/vidy-makiyazha-glaz/dnevnoy-makiyazh-glaz