Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

hayffie tumblr goodmorning перевод effie trinket AU Hogwarts.

27.06.2014 в 09:47

Переводчик: ваш покорный админ
Оригинал: http://goddess-of-headcanons.tumblr.com/post/86147188893/hayffie-au


Хеймитч Эбернети ненавидел Эффи Тринкет за то, что она понравилась ему.
Она была его одногодкой и, по какой-то странной, сумасшедшей причине, она попала на его факультет – Гриффиндор, «дом» храбрецов и смельчаков. Это не тот факультет, на котором девчонки должны восторженно хихикать, когда Седрик Диггори дышит. Эффи Тринкет просто топчется по школе, смеясь крайне раздражающе. Улыбка постоянно на ее размалеванном косметикой лице, обрамленном, меняющими каждый 5 месяцев цвет, волосами.
С первого курса прошло достаточно времени, чтобы Хеймитч Эбернети мог заметить в ней что-то, что ему определенно нравилось. Не она сама, ясное дело. Он просто стал ненавидеть её чуть меньше, чем в первый год обучения. Например, он стал спокойнее относиться к тому, что она приветливо машет ему на каждом матче по квиддичу или волнуется за него, когда он делает что-то не так на уроках зельеварения. Или когда она поправляет его на астрономии ( она, с горящими глазами, говорит о том, что хочет и сама преподавать, когда вырастет. Ну и наконец, он перестал злиться, когда Эффи одергивает его, если он задирает первокурсников.
Наконец, то, что должно было произойти, свершилось на пятом курсе.
Он услышал об этом на следующее утро, он третьекурсника Гейла Хоторна, который рассказывал о какой-то чистокровной семье волшебников, на которую напали Пожиратели Смерти из-за того, что маги не пожелали присоединиться к ним. И Гейл Хоторн смеялся и говорил, что те люди заслужили все это, потому что не стоило тыкать всем в лицо своим богатством и статусом. Хеймитч взял «Ежедневный Пророк», прочитал строчки на первой полосе и со всей силы ударил Гейла Хоторна по лицу.
Эффи не появлялась в школе несколько дней потому, что навещала свою семью в больнице Святого Мунго. Ее отец и мать получили несколько шейных ранений, очень серьезных. Благо, целители знали свое дело. Пятилетняя сестренка Тринкет оправлялась от тяжелейшего шока и не очень серьезной травмы головы, а трехлетний братец, возможно, никогда бы уже не стал таким, как прежде. И Хеймитч не чувствовал ничего, кроме жалости к Эффи, ведь даже она не заслужила такого.
Когда она вернулась, она уже не была той, кем была раньше, и Хеймитч не узнавал её. Оказалось, что натуральный цвет волос Тринкет – розовато-блондинистый, а за тоннами макияжа скрывается лицо, сплошь усыпанное веснушками. Друзья Эффи бросили её, потому что она больше не была модной и стильной. Они бросили её потому, что у неё появились заботы поважнее, чем чтение глянцевых журналов.
Он попытался сделать всё, чтобы ей было как можно лучше. На зельеварении он старался сделать каждое зелье идеально сваренным, а на астрономии он прислушивался к каждому её совету, лишь ради улучшения её плачевного состояния. Он пытался шутить так, чтобы она снова улыбалась, и ходил с ней по коридорам, от класса к классу, садился рядом с ней в Большом Зале для того, чтобы она не чувствовала себя совсем одиноко. Он проводил с ней вечера в библиотеке и гостиной, делая домашнюю работу или попросту разговаривая с неё.
И однажды ночью, когда они заполняли карты, наблюдая за звездами из Астрономической башни, он понял, что она действительно нравится ему. Ему нравилось, как она исправляет его ошибки. Ему нравилось, как светится её лицо, когда она говорит об астрономии. Ему нравилось, как она все еще отчитывала его за задирания первокурсников, хотя многих и сама терпеть не могла. Он осознал все это, потому что Эффи Тринкет не потеряла веру в свою мечту даже после всего того, что с ней произошло. И, определенно, Эффи Тринкет была храбрейшей гриффиндоркой, какую он когда-либо встречал.