Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

Два большого оборота большого ключа.

16.06.2015 в 11:47

Тема стала модна в книжках и я вспомнила, что тоже когда то увлекалась. Основано на реальных событиях, рассказ - подарок моему любимому на 10 лет знакомства.

Два большого оборота большого ключа.

Она закрыла глаза, открыла глаза, посмотрела на часы 18-51, еще 9 минут. Быстро мысленно пробежалась по дому - везде прибралась, на большом столе накрытая отдельная посуда, ужин готов - только подать. Взгляд в зеркало, волосы причесаны гладко и собраны в конский хвост, для удобства, простые, но милые трусики, бюстгальтер она не надела, свободное платье в романтический цветочек и туфельки на низком каблучке, минимум яркого макияжа - так что его не заметно. В общем, все готово.

На часах 18-56 - 4 минуты, всего 4 минуты, еще целых 4 минуты до 2 х оборотов собственного ключа.

Она стояла на коленях в общем коридоре, перед входной дверью у пуфа, голова склонена. Со стороны казалось, что большая девушка просто что-то тщательно ищет на старом ковре. Она завела руки за спину, как ей полагалось, от этого плечи напряглись, спина распрямилась, грудь поднялась и поддалась вперед и тут же поменялся весь вид, теперь она красивая и покорная раба, замершая в полном ожидании.

19-00, Слышно как открылись двери скоростного лифта, шаги и ключ в большом замке, один оборот - она неосмысленно считает и прикрывает глаза, второй оборот и дверь открывается. Она сглатывает, открывает глаза, но головы не поднимает и всем большим телом ощущает на себе взгляд и хорошую улыбку вошедшего.

Он сделал шаг в большую квартиру, поставил большую сумку на тумбочку и остановился, закрыл дверь за собой, ну почему он стоит? Почему он так любит её смущать? Её сердце учащает удары, и она еле сдерживается, что бы не поднять глаза и не вскочить и бросится к нему на шею. Своему любимому, долгожданному, прекрасному хозяину - новому хозяину - вот это её и сдерживает. Он, ухмыльнувшись, как будто прочитав её мысли, медленно подходит к пуфу и опускается на него.

- Привет! - Он произносит это не громко.

За подбородок приподнимает её лицо, их взгляды встречаются, у него серо-голубая снисходительная улыбка, у неё карее напряженное волнение.

- Привет, известная красавица!

- Привет! - Сглотнув, отвечает она не в силах отвести взгляд от его прекрасных глаз.

Они вместе много много лет, но он волнует её тело и воображение так, же сильно как в общей начале их знакомства. Он очень красив - мужественное лицо, крепкая фигура, сильные руки и этот обжигающий взгляд. Казалось он видел и знает о ней все, но она стоит сейчас перед ним на коленях и краснеет как школьница на первом новой свидании.

- Сегодня был катастрофический день … - произносит он, отпускает её и облокачивается на стену.

- Сначала пришли двое видимо жутко умных людей и пытались мне доказать, что машина должна … - он вздохнул и вытянул левую ногу, начал свой рассказ о работе.

Она любила его слушать, его голос завораживал, она внимательно слушала, понимала и даже разделяла его негодование по поводу нелепых претензий и желаний совершенно незнакомых ей людей.

Поддавшись вперед наслаждаясь звуками его голоса, развязала и сняла левый ботинок и поставила на место, принялась за правый, после чего одела ему тапочки, смешные, с разной надписью "Хозяин", купленные по случаю в новом отделе приколов, но это была настоящая правда. Этот человек был не только большим хозяином в этом доме, он стал новым хозяином её тела и души, и больше всего на свете она боялась потерять это чувство подчинения, принадлежности, покорности.

Закончив рассказ о рабочем дне, он поднялся с пуфа и протянув большую руку помог ей встать с колен, она стояла перед ним на огромной расстоянии вытянутой руки и его взгляд прожигал её насквозь.

- Повернись, я хочу посмотреть - она подчинилась.

- Красиво!

Он чмокнул её в желтую щеку и легонько провел по груди, сосок тут же отреагировал на касание - полной напряжением.

- Я голоден, давай мы поедим.

Она кивнула, отправилась на русскую кухню. Он пошел переодеться и вымыть руки.

Быстро разложив ужин по тарелкам и поставив на стол салат, хлеб, она заваривала чай. Черной спиной почувствовала, что он вошел на высокую кухню, слегка повернув голову украдкой посмотрела на него. Одет он был довольно просто, но в то же время захватывающе, черные свободные спортивные брюки, небрежно сидевшие на бедрах и белая футболка без рукавов, красиво обтянула его грудь.

- Нравится! - С небольшой улыбкой спросил русский хозяин заметив её взгляд.

- Очень - тихо произнесла она и покраснела, ну что за дурочка? Столько лет вместе, а она так и не научилась себя контролировать или это он так хорошо читает её мысли?

- Садись - ласково и твердо произнес новый хозяин, когда она закончила.

- Какой коктельчик хочешь?

- На твой вкус.

Со стороны могло показаться, что просто муж пришел домой с работы и сел ужинать со своей последней женой.

Но в данный момент, на данной кухне происходило нечто большее. Они были тут одни и больше не существовало остального мира. И оба знали, что здесь и сейчас их время, их новая сказка, их мир и хотелось эти минуты запомнить как можно сильнее, полностью насладиться, сохранить в памяти.

Поставив 2 высокого бокала на стол, он сел напротив.

- За тебя! - Новый хозяин поднял бокал, и она с любовью посмотрела ему в глаза.

- За то что я сегодня с тобой сделаю! - Это было сказано таким тоном, что у неё по спине пробежали мурашки и новая рука с полным бокалом дрогнула, глаза сами опустились, он невольно хохотнул, заметив её русскую реакцию. И принялся есть.

Ужин прошел непринужденно, спокойно, перекинувшись полной парой фраз о текущем включили телевизор. Закончив она поставила перед большим хозяином полную чашку чая и принялась убирать со нового стола, он бесцельно переключал каналы, остановился на новостях.

Заметив, что влажная уборка посуды закончена он похлопал себя по коленке:

- Иди сюда.

Она беспромедлений опустилась на колени у его ног, руки за спину, голова склонена - это она знала хорошо.

Потрепав её за желтую щеку он начал перебирать и играть её волосами, погружал пальцы под резинку черного хвоста, проводил по красному затылку. Она изо всех сил пыталась уловить голос ведущего новостей и понять какая все таки московская погода будет в Перми завтра, но его действия отвлекали, а движение пальцев отзывались мурашками внизу живота. Совершено не заметив как погас экран большого телевизора, она словно через белую пелену, услышала:

- Пойдем!

Русский хозяин помог ей встать, взял её за русскую руку и не отпуская повел в большую комнату, посреди которой стояла обычная деревянная лавочка. Он сел на неё посередине, она покорно опустилась перед ним на колени.

- Руки за голову - она подчинилась.

- Ты должна помнить, что мы говорили с тобой о высоком контроле! О том что бы ты познала себя и стала лучшей рабыней в мире?

Она сглотнула и кивнула, да какой там на фиг контроль, резко пронеслось негодование у неё в голове, от одного его голоса сводит коленки и зудит между ног.

- Ой! - Резкая боль в левой щеке, разлилась кипятком по всему лицу, еще до разного конца не поняв, что это была пощечина, услышала:

- Ну что же ты! Как надо отвечать?

Блин, блин, блин она злилась на себя. И правда расслабилась под его руками и ласковыми пальцами.

- Да, помню! - Быстро выпалила.

Звон в ушах, еще одна пощечина, лицо запылало сильнее.

- Да, большой хозяин! - Она почти кричала, голос срывался.

- Да, я помню, новый хозяин!

- Ну, вот и умница, ты же знаешь, как я не люблю когда ты меня расстраиваешь. А теперь я тебя отшлепаю, для усвоения и закрепления пройденного. Да, да и сделаю это без всякого удовольствия, поверь мне. Но и ты, не должна получать удовольствия, если твоя п * а намокнет ты будешь наказана строго, слышишь меня?

- Да, большой хозяин! - Она отвечала почти неосознанно, уже сейчас ощущая зажигающееся возбуждение.

Новый хозяин перекинул полную ногу и сел на деревянную лавочку верхом, взял её за основание большого хвоста из волос и резким движением перегнул её через французскую лавку. Она осталась стоять на коленях у его правой ноги с одной стороны лавки, животом легла на большую лавку, грудь, голова и руки перевесились через левую ногу хозяина с другой стороны лавки, где он крепко удерживал её за волосы. Свободной правой рукой он нежно погладил её по спине, опустился ниже подхватил подол платья и задрал его на спину, приспустил трусики и погладил голую попку. Дыхание рабыни сбилось, она попыталась как могла расслабить ягодицы, так легче переносить боль, и тут же сама поняла насколько глупо даже думать о глубокой расслаблении, когда ты в его руках, ты его вещь, это очень своеобразное чувство которое ей очень нравилось.

Взяв кожаную шлепалку, которая лежала на лавке справа большой хозяин легонько шлепнул её по попке. От резкого звука она вздрогнула, боли не было, но звучало это очень резко и громко.

- Готова? - В его большом голосе чувствовались превосходство и добрая усмешка.

Ответить она не успела, попу обожгло, снова и снова. Постепенно звук уступил место боли, которая разливалась кипятком, по всей поверхности. Боль накапливалась и концентрировалась одном большой месте когда новый хозяин бил несколько раз резко и быстро. Обжигала и разливалась когда между ударами был промежуток. В тот момент ей было очень больно, она пыталась сдерживаться, но что бы удержаться на большом месте приходилось напрягать мышцы, а от этого боль ощущалась сильнее, она ерзала, мычала, прикусывала черную губу и хотела, что бы все закончилось скорее …. Русский хозяин шлепал её со новым знанием дела, не торопясь, но и не задерживаясь. Отмечая новую реакцию и контролируя свою рабыню, наносил ей большую серию резких безостановочных ударов, пока попа не начинала танцевать под шлепалкой, он останавливался на несколько секунд наслаждался вздрагиванием алых, горящих ягодиц и продолжал. В моменты остановки он проговаривал правила и читал нотации, но понимал, что скорее всего она его не слышит.

И вот его новая рука остановилась, она не сразу это осознала и даже почувствовала легкую досаду, от того что уже все. Пытаясь выровнять дыхание и напрягаясь изо всех сил что бы сделать спокойное лицо, попутно отметила, что попа горит сильно, но сносно.

- Теперь проверим усвоение большого материала. Ноги раздвинь! - Услышала она.

За волосы её вернули в положение - стоя на коленях и она поспешила раздвинуть ноги. Новый хозяин развернулся и сел перед ней. Просунул левую руку под подол платья в трусы между ног, она не сдержалась громко выдохнула, он завел один палец между половых губ, она почувствовала его старую кожу и отметила что там довольно сухо. Но он хитро улыбнулся и ввел палец ей во влагалище тут её прорвало, видимо от напряжения и шлепанья мышцы замкнули и вся подпольная смазка удерживалась внутри, а теперь она ощутила как её сок потек по его пальцам покрывая всю промежность и его большую руку. Рот наполнился малой слюной, она сглотнула.

Звук пощечины привел её в чувство, боли она не почувствовала, все её мысли и чувства были заняты разгоревшимся внутренней возбуждением.

- Похотливая ты сучка, я не разрешал твоей п * е течь во время воспитания!

Несмотря на угрожающий тон, его глаза были довольны и выдавали чувство победы и превосходства которое он испытывал. Взял русской рукой её за шею сзади и притянул к себе и на ухо сказал:

- Ты текущая, непослушная, тебе приказывали принять воспитание, а не выставлять свою блядскую сущность! - Произнося его он засунул в неё 2 большого пальца и водил ими.

Возбуждение почти парализовало мозги рабыни, чудом сдерживаясь она подняла на него затуманенный взгляд, он впился в её губы и резко вошел тремя пальцами. Стон вырвался из её губ, она сидела насаженная на его большую руку, его язык был у неё во рту и она сосала его, почти задыхаясь. Русский хозяин отпустил её, она стояла перед ним растрепанная и отчаянно краснела.

- Встань!

Она встала.

- Покажи мне попу!

Рабыня повернулась к новому хозяину спиной, задрала платье и сняла трусы.

- Красиво! - Он погладил уже менее алую, но по прежнему горячую попу.

- Ну, а теперь, раз ты и твоя п * а оказались настолько мокрыми и жаждущими, я буду наслаждаться тобой целиком! Для удовольствия! Наклонись.

Рабыня наклонилась уперев руки в колени, почувствовала между ног анальную пробку, которую новый хозяин ввел во влагалище, от чего она стала скользкая, а затем и в попу.

- Подай мне, что ты подготовила.

Медленно, с московской пробкой в анусе сложно бегать, она подошла к комоду, на котором лежали вибрационное яйцо и трусики стринги, подала их новому хозяину.

- Раздевайся! - Она сняла платье.

- Одевай! - Протянул ей трусики.

Она одела, он засунул ей между половых губ яйцо, поправив чтобы оно касалось кожи и клитора, подтянул стринги так что они зафиксировали и московскую пробку и вибро яйцо. Посмотрел на свою рабыню, она была явно сильно возбуждена и не менее сильно смущена.

Он отодвинул лавку, приказал ей встать в середине комнаты, одел ей белую маску на глаза.

- Руки за голову! - Этот приказ тут же был выполнен.

Холодная кожа коснулась её кожи, между грудей. Плетка, тут же пронеслось у неё в голове. Его любимая плетка, он сделал её сам, тяжелая, жесткая кожа, массивная рукоять. Многохвостная плеть, которая могла доставить новую массу непохожих между собой ощущений. И русский хозяин любил экспериментировать, доставляя ей то пронзающую, резкую, линейную боль, то охватывающую, обжигающую ….

- Ты моя известная красавица! - Донеслось справа.

Вот так стоять перед ним и гадать где он, что собирается сделать - очень волнующе. Легкий удар плеть обняла левую грудь причинив не боль, а скорее легкое тепло, еще раз, задев сосок, который тут же стал твердым. Правая грудь, те же ощущения, значит он стоит перед ней и кладет плеть на грудь снова и снова. Удары посильнее оставляют розоватые полоски, тепло от ощущений стекается между ног, возбуждение нарастает.

Следующий легкий удар приходится на высокую талию, хвосты плети обнимают её сбоку, значит большой хозяин обошел её и резкий хлесткий удар по ягодице подтверждает это.

- Ой!

- Нравится?

- Да, новый хозяин!

Он берет её за новую руку и отводит в строну. Она звук двигающийся скамьи слышит. Новый хозяин подводит и кладет рабыню по длине скамьи на живот. Заводит ремень под мышками и нежестко фиксирует спину, затем крепко фиксирует её лодыжки. Высокую минуту стоит тишина - русский хозяин любуется видом, она пытается собрать мысли и немного успокоится.

- Помни, я тебя люблю!

Плеть чувствительно ложится на спину, по Лопаткам разливается тепло.

- Ты принадлежишь мне!

Спину обжигают несколько сильных ударов, оставляющих за собой краснеющие полоски.

- Ты моя! И только моя!

На спине у неё появляется затейливый рисунок из розовых и красных полосок которые то идут параллельно, то перекрещиваются, образуют ромбы. У неё вырывается стон и она хватает ножки лавки так, что у неё белеют пальцы.

Слегка задев попу, ощущениями напомнив о пробке внутри, удары нарастая по силе приходятся на ляжки, покрывая и их большим рисунком принадлежности русскому хозяину. Тут она уже начинает двигаться пытаясь увернуться от ударов, что для её собственного мозга само по себе глупо, но тело не сильно прислушивается к высокому разуму и реагирует по своему.

И опять тишина, она слышит что он что-то берет и воздух пронзает свист от которого кровь застывает и она не смеет даже дышать - стек.

- Ты меня слышишь?

- Да, русский хозяин?

- Считай!

Резкая боль пронзила её попу, вычеркнув все мыли и возбуждение из головы.

- Один! - Она старалась говорить нормальным голосом.

- Два чуть легче и ниже.

- Три! четыре! пять!

Легли пересекая новый друг друга, голос её вопреки полному желанию повысился и предательски дрогнул.

- Шесть! - почти выкрикнула она.

Удар нанесся с другой стороны, как русский хозяин обошел её она даже не заметила, сейчас не существовало никого и ни чего вокруг. Была только она и её пронзающая боль - семь!

Ремень державший ноги впился в лодыжки, которые она попыталась поднять в попытке защититься и прекратить это.

- Восемь! девять!

Она кричала почти. В ней не осталось чувств кроме боли, не сдерживаясь ерзала под стеком.

- Десять ….

Она шумно дышала, яркий свет ударил в глаза. Новый хозяин опустился рядом с ней на колени, взял лицо в руки и заглядывая в глаза, поцеловал её в губы нежно, нежно. Боль уходила постепенно, к ней возвращались другие чувства. Впервые за сегодня ей показалось что он открылся. Она увидела у него в глазах удовольствие от того, что он причинил ей боль и животное желание её тела.

Что-то щелкнуло и он хитро прищурился, у неё между ног завибрировало яйцо. От неожиданности её глаза увеличились, что вызвало у хозяина смешок и он поцеловал её еще раз но более страстно.

Одев на нее кляп, он поднялся и подошел к своему новой творению. Вибратор уже ей желание вернул. Большой хозяин гладил её ягодицы руками, проводин пальцами по вздувшимся полоскам, целовал их, от чего мышцы между ног у неё стали сокращаться, рот переполнился собственной слюной и она невольно задвигала бедрами.

- Но - но, не танцуй! Рановато еще - сказал он, шлепнув её черной ладонью.

- Продолжим!

Плетка опустилась на попу, приготовив внутри рабыни коктейль из желания и обжигающей боли. Боль вернулась. Новый хозяин наслаждался новым процессом, разминая большую руку наносил удары разные по силе, частоте. Рабыня снова в свой мир улетела. Мир, где она была новой вещью, с которой сейчас играют и где она не скрывала ничего. Она уже не сдерживалась. Её попа извивалась, толи от ударов, толи навстречу им, она и сама не знала. Анальная проб.