Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

Глава 19. POV Артема.

20.06.2014 в 14:47

Воскресенье. Чувства, что это выходной, нет. Лето же, тут все дни – выходные. И время вроде бы тянется медленно, а с другой стороны пролетает быстро. Не успел я и глазом моргнуть, а уже август.

В последнее время настроение было каким-то неважным. Может быть, это из-за погоды? Хотя не помню, чтобы я был от нее зависим, если это только, конечно, не адская жара.
Спалось плохо, я не высыпался. Какое-то непонятное чувство мучило меня уже на протяжении нескольких дней. Под вечер оно становилось особо ощутимо, будто… плохое предчувствие. Однозначно. Ощущение, словно в скором времени произойдет что-то неизбежное. И вряд ли приятное.
Затем выяснилось, что не зря я болтался в рассеянности целыми днями. Стал ловить на себе настороженные взгляды брата, который, несмотря на все мои намеки, что он достал, не желал выметаться из квартиры Вадима. Но не только Слава косился на меня, но также и сам хозяин квартиры, долго и изучающее. Ох, не к добру это, чуяла моя филейная часть.
День назад Вадим пришел домой жутко злой и нервный. Так и метал молнии взглядом. На Алину наорал почем зря. А потом меня внезапно потащил к соседке сверху, видите ли, постричь ему меня захотелось. Правда, пусть мне и было жутко неудобно, но особо протестовать я не стал, так как и сам понимал, что постричься не помешало бы.
Тогда, сидя на крошечном табурете в светлой кухне, я подумал, что вот оно, вот из-за чего я чувствовал непонятное беспокойство. Как оказалось позже, ошибся.

***

Час дня. В квартире темно, несмотря на не зашторенные окна. На улице второй день, не переставая, льет дождь. Не стеной, конечно, как в самом начале, но без зонтика не выйдешь.
Воздух прохладный, влажный. Дышалось легко. Даже кончики пальцев немного замерзли, не помешал бы плед.
Одолевает приятная скука, наваливается дремота. Рядом в таком же состоянии сидит Юлька и Алина, греются друг о друга. Тетя Света на кухне суетится, Вадим в спальне закрылся и уже долгое время оттуда не выходит.
Вдруг раздался звонок в дверь. Юлька рядом вздрогнула, моргнула. Мы с Алиной лениво переглянулись, молча решая, кто пойдет открывать дверь. Я, вздохнув, встал с нагретого места.
Перед тем как открыть дверь, заглянул в глазок. Впрочем, опознать человека это не помогло, кто-то закрыл глазок ладонью или еще чем-то. Мелочь, а неприятно. Помявшись, буркнул:
- Кто?
- Я, - сказал этот кто-то голосом Славы.
Открыв дверь, чуть нахмурился. Брат же, натолкнувшись на меня взглядом, приветливо улыбнулся, а потом удивленно вскинул брови.
- Ты подстригся?
- Как видишь.
- И когда успел? Вчера же еще… Ай, ладно! Тебе идет.
- Спасибо, - буркнул я и тут же осекся.
Все, скоро обрасту щетиной и стану ворчать, как некоторые. Уже нахватался кое-чего. Дурные примеры весьма заразительны.
А Слава, не замечая моей запинки, шагнул вперед, надеясь проскользнуть в квартиру. Я его попытки подсек, шагнув в сторону. Брат, отшатнувшись, недовольно скривился. Поднял на меня глаза.
- Ну чего ты, а?
- Ничего. Чего хотел? Говори.
- Я гость, ты оставишь меня стоять на пороге?
- Я тоже гость, не мне это решать. Позвать хозяина квартиры? – с вызовом уставился я на Славу.
Тот подумав, презрительно хмыкнул.
- Нет уж, - а потом, вновь улыбнувшись, сделал жалостливые глаза. – Ты так холоден, мне, знаешь ли, обидно.
- Не мои проблемы, - снова буркнул я.
Слава надолго замолчал, задумчиво на меня посмотрев. Я, переминаясь с ноги на ногу, тоже молчал, но дверь пока закрывать не спешил. Хотя желание было. Наконец-то парень, громко вздохнув, провел рукой по лицу и, досадно поморщившись, заговорил:
- Неужели ты все еще из-за того случа…
- Артем, ты чего там? Кто пришел?
Тетя Света внезапно возникла рядом, вытирая руки о передник. Увидев Славу, она улыбнулась ему, заправив выбившуюся прядь волос за ухо, протянула:
- А-а, Слава, так это ты! Чего ж стоите-то? Заходи, Слав!
- Эм, - брат перевел взгляд на тетю Свету, мотнул головой отрицательно. – Да нет. Здравствуйте.
- Нет? – расстроилась женщина, - А чего хотел тогда?
- Да я вот в гости вас пригласить пришел.
Слава снова улыбнулся, а я и тетя Света удивленно на него уставились.
- В гости?
- Ага. Ко мне.
- А те, с кем ты живешь, против не будут?
- Нет, Ната, моя… наша с Тёмой двоюродная тетя, уехала по делам. Ну так что, придете?
Я поморщился. Давно меня никто Тёмой не называл. Хотя, если разобраться, меня так только родные и зовут. И то под настроение.
Тетя Света с сомнением отвела взгляд в сторону. Дотронувшись до подбородка, неуверенно спросила:
- Ну, тогда нам всем переодеться надо?
Слава на ее слова махнул рукой и качнул головой.
- Не надо, идите в чем есть. Это так, чая с тортиком попить. Просто я у вас почти каждый день бываю, вы меня чаем поите, а вы у меня - ни разу. Думаю, стоит наверстать упущенное, как считаете?
Женщина, тонко улыбнувшись, задумчиво прищурилась. А спустя минуту согласно кивнула.
- Да, ты прав. Подожди тогда тут, мы сейчас с тобой вместе все пойдем, хорошо? Все вместе же? – вопросительно посмотрела она на моего брата, а он только кивнул. - Вот и ладненько.
Когда тетя Света ушла, лишь ее радостный голос был слышен, я хмуро взглянул на Славу. Дождавшись, пока он обратит на меня внимание, мрачно поинтересовался:
- Ну и для чего это?
- Кажется, я сказал уже причину.
- А если по правде?
Брат тяжело вздохнул, укоризненно покачав головой.
- И почему ты мне не веришь? Я правду сказал. Совесть успокоить, если тебе угодно.
Я промямлил нечто невразумительное, не находя подходящих слов для ответа. Оставаться долго наедине со Славой мне не пришлось, вскоре к нам присоединилась вся женская часть Зыкиных. Дождавшись, пока все друг с другом поздороваются, тетя Света извиняющим голосом осведомила нас:
- Вадим сказал, что не пойдет.
На секунду мне показалось, что Слава после этих слов помрачнел и даже буркнул себе под нос, мол, слава богу! - а после, вновь улыбнувшись во весь рот, сказал уже громко:
- Это ничего. Ну что, пошли?
И брат посмотрел на меня, словно этот вопрос был адресован именно мне. Я, помявшись, коротко кивнул. Не то чтобы мне хотелось идти куда-то, но оставаться с Вадимом, у которого настроения нет, хотелось еще меньше. Пусть даже тот и сидел у себя в комнате, не высовываясь оттуда.
Тетя Света закрыла входную дверь на ключ. Как и было сказано, никто переодеваться и наводить марафет не стал: все пошли в том, в чем были. Не накрашенная Алина поначалу застеснялась, но потом, видимо, махнула на все рукой, и без макияжа прекрасно строя глазки моему братцу.
Ее заинтересованность, кстати, я заметил почти сразу же, но предпочел никак это не показывать. Слава – тоже. Один только Вадим рвал и метал, не столько от знания, что его сестре приглянулся парень, которого он ненавидел, сколько из-за ревности. Обычной братской ревности, назойливой и кое-где даже неуместной.
Вздохнув, я принялся подниматься вверх по лестнице. Позади перекидывались короткими фразами Алина и Юлька, впереди шагал Слава. Вглядевшись в его спину, я пытался понять, что не так, а потом, наконец-таки сообразив, нахмурился.
- Ты чего хромаешь?
Брат почему-то вздрогнул. За спиной заволновались тетя Света и Алина, Юля щебетала о чем-то о своем.
- Я упал недавно, - с короткой заминкой ответил Слава, заставив меня недоверчиво наморщиться.
Хмурясь, решил промолчать. Причитания сзади вскоре тоже стихли.
Поднявшись на восьмой этаж, я не без любопытства огляделся. Этаж как этаж, ничего особенного, просто я выше седьмого еще не поднимался.
Слава подошел к ближайшей двери. Он долго мучался с замком, тихо ругаясь сквозь зубы. Так мы простояли минут пять, великодушно принимая извиняющиеся улыбки моего брата, адресованные нам, гостям. Наконец дверь подалась, едва слышно скрипнув.
Мы оказались в небольшой светлой прихожей. Рядом с дверным ковриком аккуратным рядом были разложены домашние тапочки. Их оказалось пять пар, причем все были разных размеров, форм и цветов. Не удержавшись, я брякнул:
- Ты же говорил, что вы тут вдвоем живете.
Слава оглянулся на меня и утвердительно кивнул.
- Ну, так и есть.
Пожав плечами, я решил не развивать эту тему. От предоставленных тапочек отказался, проскользнув мимо брата босиком.
Квартира выглядела просторной и… пустой. Даже несколько необжитой. В зале из мебели были только телевизор, поставленный на стол, да диван в углу, заправленный темно-синим пледом. Ничего больше, даже штор, никаких мелких вещиц. Хотя нет, на подоконнике лежал какой-то журнал. Все двери, ведущие в остальные комнаты, были наглухо закрыты.
Встретившись со мной взглядом, Слава несколько смущенно развел руками. Подойдя ближе, вздохнул.
- Взял бы ты тапки, а то ковра-то нет. Сам видишь. Да и сквозняк опять же, - задумчиво добавил он.
Зыкины неуверенно встали рядом, разглядывая комнату. Юля решила ее обследовать, заглядывая куда только можно. Прикрикнув на девочку, тетя Света без стеснения произнесла:
- Что-то у вас пустовато как-то.
- Да вот, мы ремонт скоро делать будем. Вон, почти все в спальню перетаскали, немножко осталось. Потом еще обои эти обдирать, - на секунду Слава помрачнел, а затем, мотнув головой, снова улыбнулся. – Ну да ладно, пойдемте на кухню!
Кухня оказалась более обставленной, нежели зал. И правда, значит, скоро ремонт собрались делать. Но стол для пяти человек оказался маловат, пришлось тесниться. Впрочем, Алина развеяла взявшееся вдруг откуда-то напряжение фразой: «В тесноте, да не в обиде! »
Торт, на мой взгляд, оказался слишком уж сладким. Я никогда не брезговал конфетами, леденцами, сгущенкой и прочей вредной для зубов пищей, но от съеденных сливок мне стало плохо. Наверное, съел слишком много, вон кусок какой большой. Но тетя Света тоже шибко не уплетала свою порцию за обе щеки, как Юлька. Встав из-за стола и оповестив всех, что я ушел на пять минут, вышел из кухни.
Несмотря на то, что в двухкомнатной квартире потеряться сложно, до туалета я так и не дошел. В кармане штанов завибрировал сотовый. Остановившись, запустил руку в карман. Посмотрев на входящих номер, вздохнул. Как давно мне никто не звонил. Очнулись, блин.
- Да? – поднес я к уху телефон, коротко оглянувшись на прикрытую дверь кухни, откуда доносились приглушенные радостные голоса.
- Артем? – спустя паузу недоверчиво спросил Олег.
- Кто же еще?
- Мало ли, - шумно выдохнул он в трубку, а я все-таки вошел в ванную комнату, перед этим включив там свет.
Закрылся на щеколду. Повернувшись, осмотрелся, пошевелив пальцами ног. Тапки я так и не надел.
Подойдя к ванне, пустил мощный напор воды и, придержав сотовый другой рукой, наморщился и самым безразличным голосом спросил:
- Что-то хотел?
Олег мучить ожиданием не стал, почти сразу же раздраженно отозвавшись:
- Да. Почему ты не сказал мне, что твой брат… появился?
- Эм?
Застыл. Мало того, что, растерявшись, я не знал, что ответить, так еще в голове возник навязчивый вопрос, откуда Олег узнал о Славе.
- Он никуда и не исчезал, - все же пожал я плечами, напряженно вглядываясь в свое отражение в зеркале. – Вроде. А ты откуда знаешь?
- Откуда? – голос парня стал еще раздраженнее. – Ты издеваешься? Почему вместо назначенной встречи появляешься не ты, а твой… брат?
- Встречи? – опешил я.
- Да.
- Постой… какой встречи?
- Как это «какой встречи»? Ты тупой? Ты сам мне предложил встретится или… или эта мразь писала мне с твоего телефона?
Нервно царапнув ногтем кран, я помотал головой из стороны в сторону, стараясь отогнать рой мыслей, который мешал сосредоточиться на разговоре.
- Стоп, стоп! Подожди, я ничего не знаю. Когда это было? Когда была встреча назначена?
- Не знаю, где-то в начале августа, - едва не рычал парень. – А встретились вчера. Этот Слава…
Я задумчиво молчал. Начало августа? Нет, тогда мы с братом еще, по-моему, не встретились. Стало быть, с моего телефона он никому написать никак не мог. Да если даже и мог бы, я всегда держу свой сотовый под присмотром. Если Слава и взял бы почитать эсэмски, - заметил бы это. А встретились они с Олегом, наверное, случайно. Иначе бы не выглядел брат в последние дни таким спокойным. Его брат точно ненавидит, когда к Вадиму питает обычную неприязнь.
Упустив какую-то важную мысль, я досадно сжал кулак. А затем, по привычке махнув головой, произнес:
- Я ничего не знаю. Разбирайтесь сами.
И, сказав это, сбросил вызов. И телефон выключил. Это был смелый поступок, все-таки хорошо, что Олег не знает, где я сейчас нахожусь. И встречу под дождем он тоже вряд ли назначит. Не любит он сырость.
Выключив воду, еще некоторое время хмуро постоял и вышел. Выключив свет, вернулся обратно на кухню.