Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

"Я Делала ВСЁ, ЧТО Скажут. Капризов, СЛЁЗ ДА Жалоб НЕ Было" (интервью полностью, 2013 год).

04.07.2014 в 15:23

В фильме "Госпожа Айхан", который мы так хотели посмотреть, Вахиде Гёрдюм, заболевшая раком груди, вылечилась. В течение периода выздоровления делавшая всё, что скажут врачи, актриса сказала: "Я очень сильна, не сдавая кровь, я проходила 16 курс лечения усиленной химиотерапии. Я не ела мясо, а с химиотерапией я, естественно, начала его есть. Слёз, жалоб у меня абсолютно не было, я не противилась"


В последний раз мы виделись с Вахиде Гёрдюм на съёмках фильма "Госпожа Айхан", снятого Левентом Семерджи. Мы долго беседовали о роли, исполняя которую она испытывала сильное волнение. Прошёл уже месяц, а всё не проходило, в газетах выходили новости о раке. Из-за того, что Вахиде должна была пройти курс химиотерапии, она просила прощения у сериала "Назвала я её Фериха" и фильма "Госпожа Айхан". Прошло уже 1, 5 лет, на этот раз мы встретились в коллективе актёрской школы Академии 35 с половиной. Вот, кстати, что происходило; Вахиде Гёрдюм рассказала о раке, вернувшись на съёмки, она закончила фильм "Госпожа Айхан", сыграла в непродолжительном сериале "Здравствуй, жизнь! ", и, в конце концов, развелась с Алтаном Гёрдюмом, с которым состояла в браке 20 лет. Её образ был: короткие светлые волосы, без макияжа, ослепительно чистое лицо, узкие брюки, а с мини-юбкой из хлопка она выглядела невероятно молодой и энергичной.
Мы немного поговорили о полуторалетнем процессе, который она перенесла, и о том, что было после этого. Учитывая то, что она перестала строить планы, как далеко протекала её жизнь.

- Мы всегда видели тебя русоволосой, но теперь волосы светлые. Ты полюбила этот цвет?
- С момента, когда у меня вдруг начали выцветать волосы, сначала они были белыми, а потом, постепенно, начали желтеть. В то время мы говорили с компанией Мед Япым насчёт сериала "Здравствуй, жизнь! ", я им предложила: "Может, сделаем волосы героини светлыми? ". Я подумала, что нет ни одной блондинистой героини с короткими волосами, особенно, среднего возраста. Потом мне понравилось выглядеть так и в повседневной жизни, пока что, я осталась такой.

"Меня очень много кто любит, на самом деле, я это ещё лучше осознала, когда болела"

- Какой была реакция зрителей на это?
- Я пережила очень странный период, потому что зрителей волновало, вылечилась я или нет. Меня очень много кто любит, на самом деле, я это ещё лучше осознала, когда болела. Притом, они размышляли: "Посмотрим, будет ли у неё тот же успех? ", я в курсе этого, была такая точка зрения под вопросительным знаком. Наверное, публика настолько верит в меня и искренне чувствует, что для них цвет моих волос не так важен, для них важно то, что я сделала. Если я что-то делаю, они наблюдают, думая, что я в порядке, такое вот у зрителей доверие ко мне.

- Все мы до сих пор волнуемся о Вашем здоровье. Проблемы уже полностью решены?
- Нужно время, чтобы полностью их решить. Сейчас я прохожу двухлетнюю профилактику, для костей раз в три месяца я принимаю сыворотку. Изо дня в день я чувствую, как обретаю силы. Химиотерапия занимает около 3 месяцев, чтобы выйти из тела, я, затрудняясь, говорила: "Неужели я никогда не вернусь обратно? ", но и это прошло. Я думала следующим образом: это туннель, я захожу в этот туннель и знаю его конец, в конце я выйду из него. И я, к счастью, вышла.

"На моих ногах всегда были походные ботинки, а на спине – рюкзак"

- Когда ты была маленькая, ты немного была ребёнком, берущим на себя больше роль мужчины, ты так говорила.
- Да, я до сих пор такая. Я думаю, это из-за того, что моя бабушка растила меня без матери. Я в любом случае не могла войти в атмосферу девочки из-за того, что я выросла в окружении братьев. Сейчас, если я захочу, скажу: "Стану-ка я немножко похожей на женщину" – не выходит, ну не могу. Я никогда не могла стать женщиной, умеющей показывать свою женственность. Да, у меня есть свой стиль, и в одежде, и в отношениях между людьми. Этот стиль нравится многим людям и его любят, но это для меня не что-то естественное. Я никого к этому не принуждала, кто придёт к женственности - хорошо, кто не придёт – что поделаешь.

- Что мы понимаем из женственности, немного используя её, как стать очаровательнее?
- Да, возможно. Как показать, преподнести себя, стать красивее. Я не из тех, кто набивает себе цену, у меня и нет таких забот, как хвастаться. Прежде всего, актёрское мастерство заставляет меня гордиться им, он возвышает меня. Я милая женщина, знаю. Мне нет дела показываться на люди. И как прожившая более 40 лет женщина, я начинаю состариваться. То, что делает меня красивее – это игра на сцене, которую я приукрашала, человечность, затем доброта, красота и здоровье.

- А ты осознавала, что в прежние времена ты была красивой молодой девушкой, или ты потом обнаружила это?
- У меня никогда не было с ними проблем. В прошлом году вместе с друзьями мы собрались в университет, я была единственной, кто не менялась. На моих ногах снова были походные ботинки, а на спине – снова рюкзак. Я не могла быть очень деятельной девушкой в публичной жизни, наряжаясь подобным образом. Вся моя цель заключалась в том, чтобы стать актрисой.

- Во время болезни ты вышла на улицу без парика, ты читала записи в то время? Все писали о том, какая ты красивая.
- Спасибо им, с париком я не смогла, я бы так чувствовала себя ещё хуже. Я не смогла надеть на голову даже шапку. Если меня что-то напрягает, я не надену это. В первую очередь, помимо того, что я женщина-мужчина, я – человек и я испытываю человеческие трудности. Я сделала это для того, чтобы быть примером людям, первым, которые замёрзли от холода, а вторым, как я, которые подумав, не осмеливаются.

"Моя мама долгие годы ездила и ездила в больницу, а мы дома ждали, когда придёт мама"

- Ты сказала: "Моя бабушка растила меня без матери", но Ваша мама на самом деле была жива.
- Моя мама была нездорова, когда мне было девять месяцев и долгие годы она ездила и ездила в больницу. Насколько я помню, моя мама не видела. Мне было четыре-пять лет, она, придя домой, некоторое время лечившись дома, позже снова была увезена в больницу. Но, например: отправляется она в Анкару, лежит, оттуда ей говорят: "Она будет отправлена в университет в Стамбуле", её переводят и мама переносит всё это одна, потому что бабушка по папиной линии присматривает за нами, бабушка по маминой линии скончалась.

-А твой папа?
- Папа тоже заботился о нас. Да и насколько, куда может уехать водитель грузовика и обычный человек? Из больниц на протяжении некоторых лет ожидалось решение, которое можно было найти всевозможными способами, а мы дома ждали, когда придёт мама. Когда она пришла, я заканчивала среднюю школу. Конечно, она была очень слаба. Но до 2003 года, контролируя мамино здоровье, мы пережили те годы, которые не смогли перенести. Наши отношения между матерью и дочерью были здоровыми.

"Мы были весёлой, милой семьёй"

- Несмотря на все те затруднения?
- Конечно, это как раз и было тем, чему нас обучала бабушка; "Никогда не падай духом, будь жизнерадостной, всегда будь улыбчивой, если день излучал свет и ты видишь этот день – ты очень счастливая, и если даже будет день, который пройдёт очень тяжело, в тебе есть энергия, сердце твоё бьётся, начинай день так, чтобы потом благодарить за это Аллаха". Мы были весёлой, поющей песни, милой семьёй.

- Вы из Измира, но семья иммигрантов.
- Да, мы греческие иммигранты. У нас была кухня, в которой готовилась вкусная еда, у нас была бабушка, которая всё знала, я потеряла её в 1998 году, маму - в 2003, папу - в 2007. Они ушли рановато, не дотянули, а то, что они не видели моей болезни – большая удача. Они бы очень расстроились.

- Из-за того, что твоя мама очень много болела, у тебя был страх болезни?
- Абсолютно нет. Я даже не верила, что я была настолько здоровой женщиной. Я очень сильна, не сдавая кровь, я проходила 16 курс лечения усиленной химиотерапии, что не ела мясо. Начиная химиотерапию я, естественно, начала его есть. Я делала всё, что скажут, всяких капризов, слёз, жалоб не было. Поэтому я не очень боялась. Исходя из того, что я делала всё, что было в моих руках, что будет, то и будет.

"Я совсем не крашусь, я считаю, что макияж мне не идёт"

- Такое ощущение, будто твой стиль одежды немного изменился.
- Да нет, я всегда так одеваюсь. Я ношу много старых вещей. Эта кофта, например, велика моей дочери. Мой стиль одежды не изменился, изменились журнальные интересы людей. Я всегда такая, я носила узкие брюки, ботинки, мужские брюки были моей постоянной одеждой, но почему-то у меня так появляются проблемы. Что ж, пусть будут спокойны.

- Ты совсем не красишься, наверное.
- Никогда не крашусь. И на телевидении не крашусь. На съёмках я одна единственная, даже там не пользуюсь пудрой, только лёгкой тональной основой, а глаза подвожу тонким карандашом, совсем немного туши, вот и всё. Даже помадой не пользуюсь. Я считаю, что макияж мне не идёт.

"Мы с Алтаном никогда не делали друг другу больно, и не сделаем"

- Мы виделись с тобой на съёмках "Госпожи Айхан" 1, 5 года назад, в Эскишехире. Кто знает, что ты думала в тот день о том, что будет через два года.
- Да, я научилась не планировать на будущее. В последнее время, проживать дни и мгновения мне пришлось чем-то подходящим. Я, например, целеустремлённая. У меня нет мечт и тому подобного, есть цель, я иду к той цели. Теперь у меня снова есть цели, но я хочу сдерживать их. Я хочу проживать то, что происходит на данный момент. И всегда улыбаться. Моя улыбка исходит от души на самом деле, поэтому я себя не принуждаю.

- Кстати, ты в разводе. Это "теперь я буду жить ради себя" – результат твоего решения?
- Я с ним не совсем не "один к одному", но я думаю, что мы так будем счастливее. Да будет его дорога открытой, дай Аллах.

- Продолжается ли Ваш союз с Алтаном Гёрдюмом по работе?
- Продолжается, конечно. У нас есть средняя школа, театр, "Сменные Актёры". Алтан на данный момент играет в пьесе Дживан Джановой. А в следующем году я буду работать над "Ай, Кармела! ", мы будем играть с Туной Орхон, режиссёром будет Руткай Азиз. На данный момент мы изучаем фламенко.

"Больше всего я люблю море, оно связано с Измиром"

- У людей есть некие предубеждения, как "появилась болезнь, мужчины терпеть не могут такие периоды".
- Я об этом, на самом деле, не хочу разговаривать. Не буду к нему несправедлива, он очень благородный, он очень хороший отец. Это предпочтение, вывод с первого взгляда. Мы никогда не делали друг другу больно, и не сделаем. На протяжении 20 лет мы были очень почтительны друг к другу, мы всегда поддерживали друг друга, до сих пор поддерживаем. По правде, это нечто иное. Я не могу дать ответ, потому что это никого не должно волновать. Это наше личное, но всё вовсе не так, как думают другие. Если мы расскажем это, люди, возможно, могут не понять.

- Ты довольна своей новой жизнью?
- Мы с Ализе создали определённый порядок, мы собираем себя с мыслями. У Ализе будет экзамен в университете, она уедет в Америку, мы планируем это. Ну у меня нету такого, как "опа, ну давай, ступай, я отделалась, я довольна". Мы перевернули эту страницу, сейчас что мы здесь напишем, поэтому я слежу за своей жизнью.

- За тобой частенько увязываются камеры.
- Да, причём очень часто. Это неправильно, но это их работа, их доход. Что с Вами произошло, Ваша карьера, Ваше прошлое – не так уж и важно. К тому же, прежде чем обвинять других, вспомни о своих собственных грехах, если каждый подметёт перед своим домом и посмотрит – он станет ещё лучше, но тут ничего не поделаешь, и ничего не скажешь.

- В одном интервью ты сказала: "В любви я очень самоотверженна", ты себя чувствуешь той, которая вновь сможет самоотверженно предаться новой любви?
- Я не могу знать, что жизнь мне преподнесёт, чего принесёт, если я даже испытаю любовь, если влюблюсь, я отрекусь, что бы ни говорили другие. Я не знаю, что мне преподнесёт жизнь. "Теперь я женщина, преодолевшая болезнь, будучи живой, молодой, повидавшая последние прогулки" и тому подобное – не про меня. Отныне я хочу продолжать в том же духе. Между тем, есть актёрское мастерство, материнство, дружба, если придётся полюбить, то и любовь есть.

- Есть ли вещи, которые ты делаешь для того, чтобы полностью осчастливить себя? Например, ты рисуешь, насколько я знаю.
- Да, на днях мы об этом даже разговаривали с Ализе. Я сказала, что пусть будет время, после 50 я порисую, пусть дома постоянно пахнет масляными красками и я что-нибудь нарисую на полотне. Но, наверное, то, что я больше всего люблю и то, что меня исцеляет – это быть на море. Оно связано с Измиром, в детстве нас было невозможно вытащить из моря.

"Хорошая актриса хорошо готовит"

- Совсем недавно, во время беседы, ты сравнила умение готовить с актёрским мастерством.
- Многие мои друзья тоже присоединились к этому, в актёрском мастерстве знать меру деталей, ощущения героев, настраивать цвет – это хрупкое равновесие. При готовке то же самое. Я думаю, что насколько развит Ваш талант готовить, настолько развито актёрское мастерство. Я в этом уверена, хорошая актриса хорошо готовит.

- Кто научил тебя готовить?
- После замужества я научилась. Кое-что я всегда люблю, пусть в моём доме будет запах еды, пусть будет курабье, пусть будут кексы. А для этого я, отказавшись от ночного сна, готовлю пирог на завтра, и только тогда уже ложусь. Только тогда дом является домом, очагом.

- А как Вы сохраняете форму?
- После химиотерапии в результате кортизона у меня была припухлость. Даже друзья мне говорили: "Мы тебя не узнали", но что мне сказать, даже в таком состоянии я всё равно себе очень нравилась. Глядя в зеркало я заметила, что у меня нет ресниц, нет бровей, да, вид инопланетянина, но, тем не менее, я красива, кожа чистая, как бы, без всяких пятен. Позже я переносила такой подконтрольный период, как диету, я пила много воды, а потом – спорт.

"Одно время я играла правого крайнего защитника"

- Почему название вашей школы "Академия 35 с половиной"?
- Потому что я из Каршияки. Два дня назад я пошла туда, посмотрела с братьями, был матч с Гёзтепе.

- В прошлом ты тоже играла в футбол?
- Да, одно время я играла правого крайнего защитника.

- Ты пыталась войти в команду братьев, которые не были защитниками?
- Я умирала на боковых линиях игрового поля, я металась из стороны в сторону, чтобы меня увидели, но вот насчёт того, что девочка играет в это, братьям всегда было стыдно за меня, они меня прогоняли. А если кого-то позовёт чья-то мама, и команда уменьшится, я ждала там, чтобы войти. Кроме того, я и из Каршияки, и из Бешикташа. Я волнуюсь так же, как мужчина, когда смотрю матч и всё понимаю.

Перевод предоставлен: http://vk.com/vahidem.
Не копировать без указания источника!