Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

Глава 20. Приятного чтения). Аня медленно открывала глаза, чувствуя, как улыбка озаряет лицо.

05.07.2014 в 05:23

отелось танцевать, смеяться, петь, нести бред и забыть обо всем на свете. Она села, прикрывая грудь шелковой простынею и оглядываясь вокруг. Аня была одна в спальне, его спальне. Комната была очень красивой, светлая и просторная, а панорама на Гайд парк захватывала дух. Аня снова откинулась на подушки и счастливо засмеялась, утыкаясь носом в подушку, на которой он спал, вдыхая терпкий запах любимого мужчины и упиваясь ощущением спокойствия и радости. Девушка еще долго лежала, обнимая подушку и прокручивая в голове все, что произошло за последние два дня. Она впервые почувствовала уверенность в нем и в том, что их ждет. За эти два дня Аня многое поняла и уяснила для себя. Во-первых, то, что происходит между ними — это какая то взрывоопасная смесь, которая может так рвануть, стоит только поднести спичку, что они потом возможно никогда не соберут осколков, поэтому кто-то должен сохранять разум! В любых отношениях этот кто-то женщина с ее эдакой генетической мудростью, интуицией. Но, что делать, если она в себе не ощущала никакой мудрости рядом с ним? Как ей себя вести, она ведь совершенно не знает, как держать себя с мужчиной, а тем более с таким мужчиной? Во- вторых, ей стало точно известно, что она не очередное развлечение Нильса Веркоохена. И в — третьих, несмотря на неопытность и молодость, одно она уяснила точно, действовать его же методами, чревато серьезными последствиями, опасными, лучше сказать. Та ночь открыла перед ней нового человека, точнее его нечеловеческую сторону. Аня была потрясена, напугана. Она не могла до сих пор понять этого и с содроганием вспоминала мертвенно бледное лицо с горящими диким пламенем глазами, и наверно будет помнить всегда! Жестокость, безумие, ярость — чувства, которые она больше никогда не хотела вызывать у него, ибо они превращали его в одержимого, который не гнушался насилием над людьми для удовлетворения своей гордости и самолюбия. Это было страшно до дрожи, а главное больно и не только физически, но и морально! Она проклинала себя за свою ошибку и легкомыслие, из-за ее глупости пострадал человек, из-за этой глупости она узнала то, чего никогда не хотела бы знать, но уже поздно сожалеть о случившемся, дело сделано и ничего уже не изменишь! Остается только признать свои ошибки и больше их не повторять. Но даже в таких кошмарных событиях есть плюс. Как же все-таки странно, что им всегда требуются ситуации из ряда вон, чтобы что-то понять, чтобы что-то изменить и принять. Почему так! Почему все так сложно у них! Глупый вопрос конечно, да и не вопрос даже! А собственно к чему эти размышления! Две предыдущие ночи стали шагом на пути к чему- то новому, более глубокому между ними, она даже надеялась, что он скажет ей о своих чувствах, но увы…Может рано? А может…? Впрочем неважно, хотя о чем она говорить, конечно, важно, потому как ее глупое сердце ждало этого признания. Пусть это были даже просто слова, но так хотелось услышать их от него эту заветную фразу, просто услышать, как она звучит в его исполнении! Неужели сложно, сказать всего одно слово! Наверно да… А вообще сейчас она счастлива даже и без этого, вчерашний вечер, даже слов нет, чтобы передать все, что она ощутила, все что она поняла и осознала, они открылись друг другу, сблизились. Нильс подарил ей не только радость этой душевной близости, но и сумасшедшие ощущения, которые вознесли ее в разве, что не до небес, в которых она пребывала до сих пор.

Но телефонный звонок вернул ее, если не на землю, то хотя бы в реальную жизнь. Аня встрепенулась, с удивлением косясь на настенные часы, смена часовых поясов давала о себе знать, было уже далеко за полдень. Девушка игнорировала телефон, хоть он и продолжал настойчиво трезвонить, но она как никак в чужой квартире, так что было бы неприлично взять трубку. Только раздавшийся голос на автоответчике, заставил ее изменить свое решение.

— Эй, соня, ты еще спишь? Просыпайся малышка! — нараспев протянул Нильс, заставляя ее улыбаться еще шире и запинаясь о простынь нестись к телефону.

— Я уже давно проснулась! — ответила она, часто дыша после резкого подъема.

— Врушка! — мягко пожурил он ее. — Эни ты не забыла, что сегодня вечеринка?

— Ох, черт! — спохватилась она, и тут же ее накрыла паника. Как она могла забыть!

— Понятно! — протянул он, усмехнувшись.

— Это все ты! — шутливо упрекнула она намекая на вчерашний вечер. Намек был понят, и в ответ Аня услышала довольный смешок. — Ничего смешного! Нильс, а сколько у меня времени?

— Эни успокойся, у тебя в запасе около трех часов! Я оставил на комоде свою карточку, через час отправлю к тебе девушку, она поможет тебе со всем! — было слышно, что он забавляется ее растерянностью. — Все малыш, мне пора, я заеду за тобой! Целую. — торопливо закончил он разговор.

Аня даже не успела ничего спросить толком. Как ей одеться, что вообще делать! Черт, черт, черт! Девушка начала в панике бегать по комнате, пытаясь хоть что — то на себя накинуть, но кроме вещей Нильса в спальне ничего не было, поэтому натянув на себя его футболку, быстро побежала в ванну. Через час, как и было обещано, приехала молодая, но очень серьезная девушка по имени Клер. Представившись друг другу, девушки без лишних разговоров занялись делом, а именно посетили Ретбоун. Каким — то чудом попав, как ей сообщила Клер, к самому лучшему парикмахеру Джонни Сапонну, который очень долго колдовал над ее волосами, хотя она два дня назад прошла всевозможные процедуры по уходу за ними. Видимо, этого гения красоты результат не удовлетворил и он провозился, а правильнее, про колдовал около часа с лишним, заставляя Аню нервничать и ерзать от нетерпения, за что девушка получала нагоняй от энергичного англичанина. Потом ей наносили макияж, вновь делали маникюр, так прошел еще час. В запасе у нее оставалось всего полчаса, но ее мучения, наконец, были окончены, и из зеркала на нее смотрела молодая женщина, очень красивая, яркая, сексуальная с этой алой помадой на сочных губах. В тоже время легкий румянец на щеках смягчал образ и делал его нежным и естественным, волосы лежали идеально.

Аня была в восторге, долго благодарила Джонни и его команду за эту красоту. Но все же цена за сие творение поразила ее. И даже знание, что это лучший мастер и что у него Бред Питт стрижется, не приносили облегчения, когда Аня отдавала внушительную сумму. Платье она решила одеть из своих недавних покупок. Она до сих пор поражалась, как вообще осмелилась на этот поступок-потратила чужие деньги! Кошмар! Но видимо это какое- то провидение. Аня была даже рада, что теперь не нужно трать время на поиски подходящего наряда, ее ожидало невероятной красоты шелковое полупрозрачное платье от Валентино с длинным шлейфом и россыпью мерцающих камней на груди и талии. Нежные туфельки на высоком каблуке дополнили образ.

Анна стояла перед зеркалом, в который раз поворачиваясь, пытаясь найти какой-нибудь изъян и так и не находя, начинала вновь нервно крутится. Она ужасно боялась, все внутренности сжимало от нервного напряжения, от страха и паники. А вдруг она сделает что-то не так, вдруг она выглядит не к месту! Хоть Клер и уверяла ее, что она ослепительна, Аня все же не могла успокоиться.

Но все сомнения были прекращены, когда раздался звонок, и Нильс сообщил, что ждет ее внизу. Последний раз взглянув в зеркало и глубоко вздохнув, девушка уверенно улыбнулась себе и направилась вниз, где ее ждал лимузин и Нильс, прислонившись спиной к машине, скрестив руки на груди. Когда она появилась, он словно замер, его оценивающий взгляд медленно скользил по ней, вызывая дрожь и волнение в теле, но Аня шла вперед, стараясь успокоить бешено колотящиеся сердце.