Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

Телефонный разговор. — Скарлетт Йоханссон и Эль Фаннинг.

29.07.2014 в 14:23

Эль Фаннинг играет в кино сколько себя помнит. Впервые снявшись в эпизодической роли в фильме Шона Пенна «Я — Сэм», когда ей не было еще и двух лет, она сразу же последовала по стопам старшей сестры Дакоты в Голливуд. Среди ранних ролей — «Дверь в полу», «Вавилон», «Запретная дорога» и «Загадочная жизнь Бенджамина Баттона». В этом месяце она появилась на экранах в роли сказочной принцессы Авроры, также известной как Спящая Красавица — в «Малефисенте» режиссера Роберта Стромберга, художественной адаптации сказки Шарля Перро о доброй принцессе, заколдованном лесе и злой фее.
По последним подсчетам Фаннинг, которой в апреле исполнилось 16, за свою 14-летнюю карьеру снялась в 22 фильмах, среди них и «Мы купили зоопарк» Кэмерона Кроу. Во время съемочного процесса «Зоопарка» Фаннинг и Скарлетт Йоханссон, также исполнившая одну из главных ролей, поняли, что у них много общего. Обе актрисы любят Париж, например. Для Interview Йоханссон созвонилась с Фаннинг, чтобы обсудить все на свете.
Скарлетт Йоханссон: Привет! Я так волнуюсь!
ЭЛЬ Фаннинг: Это так здорово! Я тоже нервничаю.
Йоханссон: Где ты?
Фаннинг: Я дома, в Лос-Анджелесе.
Йоханссон: Ты сейчас в школе?
Фаннинг: Нет, сейчас у нас весенние каникулы, есть свободные две недели. Сегодня вечером я собиралась в гости к лучшей подруге. Ее тоже зовут Скарлетт. Пойдем в Кармель (город-бутик в Калифорнии. — Interview.
Купальник: Fendi. Ожерелье: Catbird.
Платье: Sonia BY Sonia Rykiel. Купальник: Missoni. Шорты: Seven FOR ALL Mankind.
Йоханссон: Там красиво. Будете веселиться, ходить по магазинам и гулять?
Фаннинг: Мы умеем пробираться на занятия по гольфу. Когда ты на пляже, можно забраться по горам и попасть на поле для гольфа. Я думаю, что это запрещено, но…
Йоханссон: Ну теперь об этом все знают! (Смеется. ) Тебе, наверное, стоит изменить план действий. Когда я была в твоем возрасте, для меня необходимость ходить в школу казалась худшим, что только можно представить. Как ты относишься к школе?
Фаннинг: Я была на домашнем обучении до третьего класса, мной занималась бабушка, и мне нравилось проводить с ней время. Но потом оказалось, что у меня почти нет друзей среди моих ровесников. Так что в четвертом классе мама отдала меня в школу. Там я смогла по-новому понять себя, что у меня никогда не получилось бы без помощи школы. Моим любимым предметом стало естествознание, это странно, потому что я думала, что мне понравится что-нибудь, не знаю, более артистическое, что ли. Мне осталось всего два года, потому что я уже в 10 классе. Уже очень жду выпуска. (Смеется. )
Йоханссон: Ты собираешься поступать в университет?
Фаннинг: Пытаюсь решить. Моя сестра учится в Нью-Йоркском университете, и ей там нравится. Мне нужно понять, какой университет мне подойдет. Я думаю, это будет писательское дело или фотография. А ты оканчивала университет?
Купальник: Fendi. Ожерелье: Catbird.
Купальник: Fendi. Ожерелье: Catbird.
Йоханссон: Нет, но я подавала документы. Я собиралась пойти в Перчейз-колледж в Нью-Йорке, чтобы изучать режиссуру. Но к тому моменту как закончился год отсрочки, у меня было уже так много работы, что я просто не представляла, как смогу вернуться на четыре года к учебе.
Фаннинг: Это тяжело. Я не хочу прекращать работать.
Йоханссон: Если бы ты не была актрисой, какая профессия могла бы тебя заинтересовать?
Фаннинг: У меня балет пять раз в неделю, и мне очень нравится, но это, без сомнения, самое тяжелое, чем мне приходилось заниматься в жизни. Либо у тебя получается хорошо, либо нет, вот и все. (Вздыхает. Профессионально заниматься балетом очень трудно, но в мечтах это выглядит классно.
Йоханссон: Я помню, в фильме «Где-то» ты занималась балетом. То есть ты занималась им и раньше?
Фаннинг: Да, в школе немного. Но когда я снималась в этом фильме, мне было 11, и я нашла преподавательницу, которая давала уроки дома.
Йоханссон: Выступаешь?
Фаннинг: Иногда. Мой преподаватель готовит нас в основном к тому, чтобы мы вступили в труппу или что-то вроде того. Но иногда, например во время рождественских каникул, когда дедушка приезжает из Джорджии, мы репетируем что-нибудь вместе и показываем в кругу семьи.
Йоханссон: Это классно! Как ты думаешь, это помогает тебе в работе? Очевидно, что для тебя как для актрисы тело является важным инструментом.
Фаннинг: Благодаря балету ты начинаешь чувствовать свое тело, каждый отдельный мускул. Это классно, когда у тебя есть гибкость и осанка. А еще мне нравится то, что балет дисциплинирует. Ты не можешь просто бездельничать. Здесь нужен очень серьезный подход.
Купальник: Fendi. Ожерелье: Catbird.
Рубашка: Dries VAN Noten. Купальник: Louis Vuitton. Шорты: Anna SUI. Ожерелье: Catbird.
Йоханссон: Как ты думаешь, есть ли сходство между актерской игрой и балетом в плане «либо у тебя получается хорошо, либо нет»?
Фаннинг: В этом смысле они отличаются. Разделение на черное и белое в балете обычно дает техника — люди отрабатывают ее миллионы лет. Ты не можешь спорить с балеринами, которые умерли много лет назад. Мой преподаватель сказал бы: «Позор тому, кто это сделает! » Но актерская игра — это нечто другое, здесь нужны свежие лица. Ты можешь сочетать и пробовать — и в итоге создать свою собственную манеру, и не обязательно плохую.
Йоханссон: Как выглядит твоя жизнь в остальном? Как вы с друзьями веселитесь?
Фаннинг: Сейчас самый классный возраст, все уже водят машины. Но я не умею водить. Я должна получить права, мне ведь 9 апреля исполнилось 16.
Йоханссон: Подожди-ка, мне казалось, что тест для получения прав не такой уж трудный. Ты не можешь просто прочитать пособие, пойти туда и сдать тест в тот же день?
Фаннинг: Некоторые говорят, что так и делали, но многие его провалили.
Йоханссон: Мне кажется, ты просто боишься его провалить.
Фаннинг: Да, так и есть! Возможно, все слишком преувеличивают и на самом деле все не так трудно. Когда я вернусь из Кармель, то почитаю пособие и посмотрю, получится ли у меня. Я просто никому не скажу, когда пойду сдавать тест, так что если я его провалю…
Купальник: Fendi. Ожерелье: Catbird.
ТОП: Rochas. Купальник: Chanel. Юбка: Christopher Kane.
Йоханссон: Ты правда считаешь, что все только и думают о том, как ты сдашь тест? Это похоже на серьезную психологическую проблему (Смеется. )
Фаннинг: Нет, все это просто ради веселья.
Йоханссон: В Лос-Анджелесе ты чувствуешь себя как дома?
Фаннинг: Да. Я родилась в Джорджии, у меня много двоюродных братьев и сестер. Мой дедушка — младший из восьмерых детей, так что у нас там много родственников. Но мы переехали, когда мне было около двух лет, так что я не особенно помню «возвращение домой». Мои родители определенно чувствуют, что их дом в Джорджии, но для меня это Лос-Анджелес.
Йоханссон: Первый фильм, в котором ты снималась, был «Я — Сэм»? Ты помнишь что-нибудь об этом или ты тогда была еще слишком маленькая?
Фаннинг: Мне было всего 18 месяцев, так что я совсем ничего не помню.
Йоханссон: О, совсем малышка! Я бы сильно удивилась, если бы ты что-нибудь вспомнила. А помнишь тот момент на площадке, когда ты впервые поняла, что тебе нравится съемочный процесс?
Фаннинг: Тогда я тоже была еще маленькой. Мне было четыре, когда снимали «Дверь в полу». Не помню детали, но мне нравились костюмы, и волосы постоянно заплетали в косички. В одной из сцен я должна была есть жареный сыр — было круто. (Смеется. )
Йоханссон: Я помню свои съемки в детстве — меня будоражило, что все с таким вниманием слушали, когда я говорила. Дома мне не давали и слова вставить, а тут на площадке я вдруг превратилась в это магическое создание, которым все были так заинтересованы и очарованы. Я помню, мне казалось, что это лучшая работа на свете. «Люди меня любят! » Ты ходила когда-нибудь в школу актерского мастерства?
Купальник: Fendi. Ожерелье: Catbird.
Свитер: Philosophy BY Natalie Ratabesi. Купальник: Alexander Wang.
Фаннинг: Нет, никогда. Моя сестра первая начала сниматься в кино, а она не ходила на курсы — вот и я не пошла. Мои родители не имеют никакого отношения к киноиндустрии. Они спортсмены. Так что они тоже не особенно понимали, нужно ли это. Агент просто говорил «идите на это прослушивание». Это было из серии «все, что ни делается, делается к лучшему».
Йоханссон: Я поняла, что люблю свою работу, когда снималась в «Заклинателе лошадей». Помню особенные моменты, когда я думала: «Ох, это ведь и есть актерская игра». Когда ты решила, что это именно то, чем ты хочешь заниматься в жизни?
Фаннинг: Когда мне было девять и я снималась в фильме «Фиби в стране чудес». Я играла Фиби — это был первый раз, когда у меня была главная роль, а не роль, скажем, дочери или сестры. У героини были синдром Туретта и обсессивно-компульсивное расстройство, поэтому мне также пришлось впервые проводить исследование для своей роли. Мы с режиссером встречались с детьми, страдавшими этими заболеваниями — тогда я поняла, каково это и как нужно играть мою героиню. Мне очень нравился процесс. Для меня актерская игра состояла в переодеваниях и в том, чтобы заставить зрителя тебе поверить. Ты надеваешь костюм и чувствуешь себя своим персонажем. Потом снимаешь — и ты снова Эль. Поэтому я подумала: «Что ж, если в этом и есть суть, я определенно хочу этим заниматься».
Йоханссон: Я думаю, что людям в тебе нравится естественность. В тебе есть свежесть и естественность. Когда взрослеешь, то очень важно вернуться к этой естественности. Как эволюционирует твоя работа?
Фаннинг: Знаешь, мне было 12, когда я пришла на прослушивание на роль 17-летней девочки в «Бомбе». Я очень волновалась из-за возраста, я ведь тогда даже подростком не была, а моей героине было почти 18. Салли Поттер, автор сценария и режиссер фильма, решила, что я подхожу на эту роль. Она попросила сценарий и стерла все упоминания о возрасте. Она сказала: «Возраст не имеет значения». Вот и я не уверена, что возраст так уж важен.
Йоханссон: Но 16 лет — это очень важный момент, превращение ребенка в молодого человека. Я снималась в «Трудностях перевода», когда мне было 17. Наверное, я должна была играть девушку лет 25 или около того, но это не имело значения, потому что я чувствовала связь со своей героиней. Я не думала о возрасте как о чем-то важном. Так, значит, ты просто забываешь об этом и играешь каждую из ролей так, как ты ее видишь?
Фаннинг: Я просто следую за персонажем. Я не смотрю на возраст. Я просто чувствую своих героинь. Я не обращаю внимания на возраст. В «Молодежи» моя героиня была беременна — а мне тогда было 14. И я решила, о’кей, начинается, люди начинают воспринимать меня по-другому. Я играю чью-то девушку, это так странно. (Смеется. )
Йоханссон: В «Малефисенте» ты играешь Спящую Красавицу, и в оригинальной версии сказки принцесса спала целых 100 лет. Если бы ты проснулась через 100 лет, чего бы тебе захотелось в первую очередь? В смысле через 100 лет тебе бы все так же жутко хотелось чипсов Doritos?
Фаннинг: Это было бы безумие. Я думаю, через 100 лет появится всякая странная еда будущего или что-то вроде того.
Йоханссон: (Смеется. ) Что-то похожее на мороженое для космонавтов?
Фаннинг: Я не знаю, захотелось бы мне чего-то такого через 100 лет, но моя любимая еда — это кобб-салат. Еще мне нравится молочный коктейль World Class Chocolate в «Баскин-Роббинс», но всегда приходится говорить, чтобы они добавляли туда дополнительную порцию шоколадного сиропа.
Йоханссон: «Малефисента» — первый фильм режиссера Роберта Стромберга. Какие у тебя остались впечатления от работы с начинающим режиссером, знающим, что у тебя за плечами 14 лет съемок?
Фаннинг: Я чувствовала себя новичком. Я никогда не снималась в фильмах с таким количеством спецэффектов. Каждый раз, когда мне меняли прическу или макияж, меня ставили на вращающуюся платформу и сканировали все выражения лица, которые я делала.
Купальник: Fendi. Ожерелье: Catbird.
Куртка: Sacai. ТОП: Lisa Marie Fernandez. Шорты: Anna SUI.
Йоханссон: В такой ситуации актеру легко потеряться, если только режиссер не контролирует тебя и твою игру.
Фаннинг: Вначале все это немного шокировало, но хорошо было то, что моя героиня, Спящая Красавица, — человек, а не какая-нибудь наполовину фея. Она просто человек. Так что мой грим не был тяжелым в плане спецэффектов. И все люди в команде были профессионалами — лучшими в своей сфере, поэтому я решила: «Ох, они знают, что делают, поэтому я просто могу выполнять свою работу». И там ведь была Анджелина Джоли , это было действительно классно.
Йоханссон: Ты боялась ее?
Фаннинг: Я очень волновалась перед встречей с ней. Как и с тобой, кстати. Когда ты слышишь «Анджелина Джоли» и ты не встречал этого человека, для тебя это только имя. «Скарлетт Йоханссон» — это было просто имя, а потом я встретила тебя и ты стала реальным человеком. Когда я встретила ее, она обрела тело — перестала быть для меня просто знаменитостью. И ты понимаешь, что можешь говорить с ней о совершенно обычных вещах. (Смеется. )
Йоханссон: О таких как работа?
Фаннинг: О таких как школа, о каких-нибудь повседневных вещах.
Йоханссон: В детстве моим кумиром была Джуди Гарланд. Мне нравилась ее хрупкость и одновременно сила. Я знаю, тебе нравится Мэрилин Монро. Ты соотносишь себя с ней как актриса? Как ты с ней связана?
Фаннинг: Когда я впервые увидела ее фото, мне было семь. Я не знала, что она настолько знаменита. Но я смотрела на нее и была словно загипнотизирована. Она была такой красивой и такой… правдивой. Она не притворялась. Если у нее был ужасный день на тот момент, когда было сделано фото, она показывала это. Это можно было увидеть в ее глазах. В них было столько всего. Она никогда не пыталась натянуть улыбку. В тот год папа купил DVD-диск «Зуд седьмого года». Наверное, я была тогда слишком маленькая для этого фильма. Я даже не знала, о чем сюжет, я просто смотрела на нее все время, а она так легко говорила. В тот год я нарядилась на Хеллоуин в белое платье, как у Мэрилин. Интересно, что она в основном снималась в комедиях, хотя ее жизнь была так трагична.
Йоханссон: Видимо, ты действительно неравнодушна к ней и к ее трагедии — ты смогла увидеть то, что у нее в душе.
Фаннинг: Я чувствовала, что в ней есть что-то большее, нечто глубокое и совсем не глянцевое.
Йоханссон: Ты смотрела «Неприкаянных»?
Фаннинг: Нет, я смотрела большинство фильмов с ней, но этот не видела. Я купила приложение «Мэрилин Монро» для телефона, прочитала все ее цитаты.
Йоханссон: Вау. Я думаю, для семилетней девочки это действительно необычно — увидеть в Мэрилин глубину, ведь многие люди замечают только ее внешний блеск кинозвезды. Ты часто смотришь старое кино?
Купальник: Fendi. Ожерелье: Catbird.
Пальто: Calvin Klein Collection. ТОП: Marni. Шорты: Missoni. Очки: Mercura NYC. Кольца: Catbird. Обувь: Sacai.
Фаннинг: Иногда. Я могу посмотреть кино в самолете или пойти на какой-нибудь веселый сумасшедший фильм с друзьями. Просмотр фильмов — это один из пунктов в моем списке дел — конечно, когда у меня есть время. Вот сейчас, например, слишком много домашнего задания. Когда я повзрослею, я хочу, чтобы у меня была возможность просто сидеть и смотреть киноклассику.
Йоханссон: Моя мама в молодости была помешана на кино, она смотрела тысячи фильмов. Я смотрела после школы, на выходных. Наверное, мы бы могли смотреть кино постоянно.
Фаннинг: Мои родители обычно говорят «Ох, иди прогуляйся» или, знаешь, «Поиграй в мяч».
Йоханссон: (Смеется. ) Вот что с тобой случается, когда твои родители спортсмены. В какую эпоху ты бы могла жить, если бы не жила в современном мире?
Фаннинг: Я бы хотела быть подростком в 1960-е или 1970-е. Мне кажется, было бы очень весело. Я просто слушала истории моего дедушки о том, чем они обычно тогда занимались. Кажется, у них было столько свободы. Я видела все эти фотографии детей на скейтах в 1970-х, это выглядит так классно — просто шататься по улицам. Сейчас так не получится. Все твердят: «Это так опасно».
Йоханссон: Как ты думаешь, есть ли какая-нибудь связь между тем, что ты не чувствуешь себя достаточно свободной для того, чтобы просто гулять по улицам и делать то, что тебе захочется, и соцсетями? Тебе не кажется, что мы все сейчас слишком связаны друг с другом? Я думаю, для меня те давние беззаботные времена были более непредсказуемыми.
Фаннинг: У меня нет странички в Facebook, твиттера или чего-то подобного. Родители стараются уберечь меня от всего. И еще мы южане, у нас что-то вроде южных замашек. Папе и маме такие вещи кажутся чем-то пугающим, когда люди знают о тебе слишком много.
Йохансс