Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

9. «Гляди в оба» жестом сказал мне Моргиф, тут же вновь прижимаясь спиной к каменной ограде.

19.06.2014 в 05:23

слабо кивнул, словно бы в темноте он мог это заметить, даже если бы повернулся ко мне лицом, и вновь посмотрел вперед, четко намечая будущий план движения до здания.


Вновь на мне этот нелепый обтягивающий костюм. Кирилл сказал, что ради нас его сводный брат-араб попытается отвлечь на сегодняшнем приеме эту самую безумную фанатку. Как я понял, этот парень далеко не любитель шумных сборищь, но в этот раз постарается сделать все возможное, чтобы у нас было лишнее время для изучения местности.

Внутрь дома мы пробрались самым спокойным и удобным способом – через главные ворота, как гости. Конечно, чтобы не спалить и не стать вишенкой на блюде этого вечера, мы с Моргифом приоделись как истинные леди – все в черном. Черные «шторки» на лицах, на телах… и все внимание бедняге-Кириллу, который, как человек другой нации, сразу приобрел всеобщую известность, стоило ему лишь появиться в поле зрении толпы ошарашенных арабов.

- Ты точно уверен, что тут нет серьезной защиты? – поинтересовался я на всякий случай, когда мы, прикрываемые достаточно основательным тылом из Кирилла и его брата, который оказался достаточно милым загорелым парнем.

Мы как раз стояли с другом в женском туалете, так что Моргиф не особо был заинтересован в светских беседах и лишь нервно оттирал стрелки на глазах холодной водой.

- А тебе идет, - фыркнул я, истерично хихикая себе в ладонь. Мой лучший друг медленно перевел взгляд со своего отражения на меня и, мысленно располосовав всех и вся на части, вернулся к отдраиванию собственного макияжа.

Выглядели мы и вправду достаточно необычно. Такого вида конспирации я не знал прежде, хотя девчонки как-то меня и красили и пытались одеть в женское тряпье, но чтобы я самостоятельно пошел на такие жертвы… Хотя это ведь не пышная мини-юбка, а лишь черный балахон и густоподведенные глаза.

- Сверим время, - проронил единственную дельную фразу Моргиф, и мне пришлось посмотреть на левую руку. – 11: 23. У нас есть два часа, чтобы выполнить операцию и вернуться сюда…

Темноволосый парень достал из разных карманов расфасованные части складного пистолета-травмата, состоящего из пластика – именно из-за этого его не приметил ни один скан на входе в величественный особняк. Это новшество не мечтает выйти на открытый рынок, и является личной разработкой Альберта, так что… Опасно будет, если мы погибнем, и кто-то найдет подобную вещицу.

Моргиф сложил наши черные одеяния в пакет и, нажав на выпуск всего воздуха из него, спрятал наши вещи в сливной бочонок. А что? Там никто искать не будет, точно.

Я, подталкиваемый лучшим другом позади, быстро выпорхнул на свежий воздух и зеленый газон через открытое верхнее окно. Моргифа я вытащил за собой следом, осторожно прижимаясь ближе к земле, чтобы никто из немногочисленной (на наше счастье) охраны не приметил двух беглецов с прекрасного вечера.

- Теперь тихо, - шепотом проговорил мой друг, так же прижимаясь грудью к постриженной недавно траве.

Мы осторожно направились вперед к боковой части трехэтажного здания, по обеим сторонам которого стояли огромные колоны, а вокруг росли разнообразные виды деревьев, являясь неоспоримым дополнением декора. Уверен, в свете солнца этот особняк выглядит поистине великолепно и величественно…

Слушая тяжелое, от напряжения в теле, дыхание Моргифа, я задумался о том, что этот день отразился в моих мыслях довольно сумбурным набором кадров: вот мы с Морги знакомимся со сводным братом Кирилла, и хотя этот высокий парень производит довольно приятное впечатление, его внешность не остается в моей памяти надолго, разве что сейчас лишь его образ всплывает перед взором; а уже через мгновение Альберт доказывает мне то, что легкая пневматика не повредит нашей с Моргифом операции, да и никто не заметит, что кто-то из нас носит нечто подобное, и когда мы оба соглашаемся с доводами парня моего лучшего друга, выясняется, что попасть на встречу к этой фанатке группы Влада можно разве что в женском обличии. А тут вдруг мы с Могифом уже внутри, у меня потеют руки от нервов и того, что я боюсь попасться – все-таки это не Россия и за ношение оружия по голове не погладят. В следующую минуту мы скрываемся в туалете, гонимые неясными взглядами пары арабов и Моргиф мастерской рукой собирает пистолет…

Все это так безумно для человека, который в последние дни разве что сидел за очередной фантастической книгой. Сначала поездка на другую планету, именно так воспринимается другая страна после четырех стен и пустой комнаты, потом и вовсе такое безумное путешествие по огромному зданию, величие которого сложно описать, да и оно не воспринимается из-за опьяненного происходящем разума.

«Говорят - это единственный отсек особняка, куда никого толком не пускают, - всплыли в голове слова Кирилла, как переводчика его брата. - Так что, если там что-то и есть – то прячут его именно в этом месте».

Моргиф огляделся, слабо кивнул мне и я поддернул кончиком перочинного ножика края рамы окна, чтобы в следующее мгновение его чуть отворить и залезть внутрь комнаты. Вслед за мной пробрался мой друг… споткнулся об ошарашенного меня, и мы оба замерли, не в силах выговорить и слова.

- Ярослав, - выговорил я, наконец, кидаясь развязывать узлы веревки на теле взрослого парня.

- Спасибо… - еле волоча языком, проговорил клавишник «Soulstealers», потирая руки, и даже при слабом свете полумесяца за окном я увидел, что у него остались яркие красные следы на кистях. – Тимур, ты ли это? Я безумно рад тебя ви…

Ярослав выглядел довольно бледным для загорелого парня. Он сидел в довольно неудобной позе на постели, так что я постарался помочь ему подняться, и Ярослав с удовольствием встал во весь рост, явно наслаждаясь этим ощущением. У него наверняка безумно затекли мышцы, постоянно находиться в такой позе…

- Лучше попей. Ты себе горло режешь речью, - остановил его жестом Моргиф, передав целый кувшин с водой. Ярослав не без очередного слабого «спасибо», выпил все залпом.

- Где остальные? – задал я, наконец, самый главный вопрос, что волновал меня.

- Почти всех сегодня отпустили. Как я понял, все же правительство задергалось и нашло точки давления…

- Почти? Ты только остался? – не без надежды поинтересовался я.

- Нет, Тимур… Влада держат в другом месте.

- Это какой-то бред! Как можно взять ребенка из богатой семьи… Знаменитость! И… - я не находил себе места и, наконец, все те мысли, что вились в моей голове столь долгое время, вырвались на свободу.

- Я – открытый гей, Тимур. И Влад тоже не скрывает своего отношения к тебе, чтобы наши родители больно уж переживали за нас, - пожал плечами Ярослав. – За нас будут бороться в последнюю очередь и оперировать достаточно незначительными доводами.

По его виду и тому, как он нахмурился от последних слов, я понял, что его не устраивает такое положение вещей, и он вряд ли сможет мне еще что-то сказать – слишком болезненна для него речь сейчас.

- Нелепица, - пробормотал я.

- Это сейчас маловажно, Тим, - остановил надвигающуюся истерику Моргиф. – Главенствующую роль сейчас занимает то, что нам надо как-то вызволить отсюда Ярослава, и не открыться. А он приметный парень.

- Так он может просто прикинуться мной, - не задумываясь выдал я, и объяснил непонимающим парням. – Просто наденет те черные балахоны и все.

- Вы определенно разного роста, Тим!

- У вас есть другие предложения?

Глаза уже привыкли к темноте и блекло-голубому свету, так что я разглядел довольно незаурядный интерьер места. Привлекательно.

- Нет. Но…

- Мне куда проще вырваться отсюда. Я все же мелкий, юркий. А Ярослав слишком выделяется… - попытался я обосновать свою точку зрения, а так как время поджимало и внутри начала нарастать странная интуитивная паника, мои слова звучали достаточно убедительно. – Тогда вам вдвоем просто надо добраться до женского туалета, облачиться в ту супермодную черную вещь и – та-дам – вы звезды!

- Тим, это самая неле… - Моргифу никто не дал договорить, потому что с коридора донеслись чьи-то слова на арабском.

Какой-то спор, звук шагов и тишина.

Мы замерли.

«Идите уже», - шикнул одними губами я на парней, а сам спрятался за шкафом.

Слава Богу, долго просить Моргифа и Ярослава не пришлось, так что они оба скрылись, а я весь напрягся, прислушиваясь к каждому шороху.

Я видел, что мой друг что-то хотел мне сказать, прежде чем уйти, но возобновившиеся шорохи за дверью заставили его поспешно скрыться, нервно оборачиваясь.

Мое сердце стало отстукивать далеко неспокойный ритм, так что я словно бы слился с деревом, из которого сделан шкаф, плотнее прижавшись к нему спиной. Звук шагов стал приближаться, так что я закрыл глаза и понадеялся на лучшее…

Ну, если что, Моргиф с Алом сожгут тут все к чертям… И почему Морги забыл мне оставить пушку? Зачем мы ее вообще брали тогда. Черт!

Я больно ударился затылком о шкаф, ругая себя, на чем свет стоит.

Кто-то неумолимо приближался… а потом прошел мимо, так что я услышал, как этот неизвестный медленно отдалился от комнаты. Ох! Так и сердечный приступ можно прихватить с собой в могилу!

Оставшись наедине с собственными проблемами, я смог немного успокоиться и заглянул внутрь шкафа. Оказалось, что это все же комната девушки, несмотря на довольно непритязательный стиль вещей вокруг, такой сексуальный минимализм, я бы сказал.

Девушка эта была яркой личностью: сиреневые, оранжевые цвета у одежды, безумные сочетания аляпистых оттенков, но среди всех я все же быстро приметил единственную серо-голубую ткань, что надевается поверх модных нарядов. То, что нужно…

Если меня поймают в коридоре, скажу, что заплутал. Эм… Ну, сказал бы, знай я арабский.

И вот сейчас, находясь в трейлере какого-то автомобиля, я думаю, где же я ошибся? Точнее, мы ошиблись, ведь вокруг нас были далеко не идиоты…

Они схватили меня почти у выхода. Двое высоких парней. Не сказал бы, что арабы, смесь какая-то на взгляд.

- Она? – сказал один из них на английском и усмехнулся, явно желая прочитать по моему взгляду, о чем я думаю.

- Да. Определенно, - схватил меня за подбородок тот, что был с неприятной ухмылкой на светлом лице. – Я заметил, что у нее интересный цвет глаз. А где ее подружка с голубыми?

«Моргиф», - пронеслось у меня в голове, и я нервно сглотнул.

- Отбой парни, - сказал, выходя из-за угла, другой. Пугающий. От него веяло силой за версту, и я испугался еще сильнее.

Не могу точно описать этого брюнета. Но такой тип прекрасно бы вписался в какой-нибудь боевик, и был бы на стороне «плохишей», возможно, один из главных боссов, которого необходимо победить, перед тем, как главный герой спасет свою прекрасную девушку.

Влад.

А еще он с тем же успехом мог бы сняться в романтичном фильме по книге какой-нибудь девушки. Где вот такой крутой парень неожиданно влюбляется в совершенно обычную милашку…

О чем я, черт возьми, думаю?

- Что так?

- С ней какая-то махина ростом с меня появилась…

«Это они о Ярославе», - догадался я, выдохнув спокойно.

И лишь когда рядомстоящий парень стал меня ощупывать, я понял, что рано радовался, молча стоя посреди коридора и надеясь на лучшее.

- Ха! Это же парень! – стащил с моего лица повязку этот козел.

- Смазливый. Пойдет… Хотя… - брюнет внимательней оглядел мое лицо. – Даже лучше. Если Джамал привел сюда двоих парней под видом девушек, то пропади одна, он не сможет сразу начать «ее» искать.

Джамал… Это же имя брата Кирилла? Точно.

Не зря я сразу испугался этого брюнетного. Вот этот козел самый козлинский из всех козлинских!

- М… - подал я голос, и со стороны мой стон звучал довольно странно, так что постарался собраться и повторил попытку. – Можно попросить? Отпустите меня…

- Он знает английский! – усмехнулся один из них. – Его цена увеличивается на глазах.

Черт… Я его изучаю, идиоты!

- Все же украсть одного из гостей…

- Джамал давно напрашивался! Постоянно якшается не пойми с кем. Братика своего холит и лелеет, хотя они не родные, - тот, что держал меня за руку и прежде лапал, сплюнул на пол.

- Продадим его подороже в какой-нибудь гарем. Вряд ли он потом заговорит на каком-то другом языке, кроме как сексуальном, - усмехнулся третий.

- Эм…

Мне зажали рот, а брюнет неприятно коснулся шеи… Смею предположить, сонной артерии. Вот я и лежу теперь связанный, вокруг темно и мне безумно страшно.

Принцесса, спаси меня! Спаси своего рыцаря из лап безумного дракона.