Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

Глава Сорок седьмая. Часть первая.

18.12.2013 в 18:23


Мы вместе сказали это. Мы оба решились, мы сделали это, выпалили эти слова, на которые у меня не хватало сил и мужества, но я всё таки преодолела себя и сделала это, я сумела признаться пять дней назад. Всё это долгое время я не видела Нильса. Те последние, трогательные мгновенья навсегда отпечатались в моей памяти, повторяя каждую мелочь, когда он почти беззвучно, слегка слышно проговорил эти незабываемые, волшебные слова: "Я люблю тебя. "

Эти слова, будто, не имели смысла для меня. Но когда я услышала их от Нильса, они приобрели новое, поистине важное значение. Помимо своей семьи, я не уверенна, что парень когда - нибудь ещё говорил кому - нибудь эти слова. Возможно, он никогда и не хотел иметь отношения с кем - либо, переизбыток эмоций и чувств, слишком интимно… любить другого человека.

Громкие, важные слова Нильса, придали мне сил, их было невероятно много для меня. Они позволили мне побороть страх, который резко появился у меня внутри, когда я услышала громкий звук тяжёлых, пугающих шагов позади меня. Я стремительно шла из дома Даниель, совершенно одна, ночью, в кошмарной, мрачной темноте. Длинные пальцы медленно открыли сумку, чтобы достать баллончик, который лежал достаточно глубоко на дне. Я не собиралась вновь становиться жертвой запугивания.

- Отстань! - крикнула я, споткнувшись о камень.

Правой рукой я крепко держала в руках баллончик, уверенно направляя на фигуру, стоящую передо мной.

- Черт, - ругнулся он.

И только через несколько секунд, присматриваясь, я узнала черты его лица. Нильс сделал небольшой шаг назад, ожидая, что я опущу баллончик вниз. Сердце бойко стукнуло у меня в груди, я громко, с облегчением вздохнула и опустила баллончик.

- Это перцовый баллончик? - спросил он, удивившись. Он выхватил у меня пузырек, читая этикетку, пока я пыталась успокоиться. - Где ты, черт возьми, взяла его?

Нильс вернул мне пузырёк и я положила его обратно в сумку.

- Отец Мишель работает в полиции, - объяснила я. - Ты не должен так подкрадываться ко мне.
- Я точно больше этого не сделаю, - подразнил он меня.

Даже сквозь его шутливый, весёлый тон я могла услышать, что Нильс был немало удивлён моим оборонительным жестом. Через пару секунд наступила тишина. Пока я стояла перед ним, я абсолютно не знала, что сказать ему, я, словно, была загнанна в тупик. При нашем последнем разговоре мы оба признались друг другу в любви. И что делать дальше?

Я внимательно посмотрела на моего голубоглазого красавца, который прикусил нижнюю губу, это означало то, что он волновался. Это утешало и успокаивало меня - он был в таком же состоянии, как и я.

- Ну пойдем…, - пробормотал он.
- Да, - прошептала я.

Всё то время, пока мы шли, я пристально наблюдала за его сильной, большой, но в то же время трясущейся, неуверенно рукой. Я точно не знала, сможет ли он взять меня за руку. как это было всегда.

- Они заметили, Нильс, - резко заговорила я.
- Что? - спросил он с тоном недоразумения. - Кто заметил и что?

- Бои, драки в баре, - я слегка покачала головой, продолжая идти рядом с ним. - Полиция знает. Послушай, Нильс, я просто хочу, чтобы ты был осторожен. Я тебе уже говорила, что не хочу навещать тебя в тюрьме, и я буду придерживаться этого.
- Хорошо, - тихо ответил он.
- Вот так просто? - недоуменно спросила я.

Я ждала хотя бы протеста с его стороны, хоть чего нибудь. Его тихие, почти не слышные слова заставили меня резко, неожиданно остановиться посередине дороги. Он не спеша развернулся ко мне, его горячая, мускулистая рука медленно потянулась ко мне, но в ту же секунду он убрал её в сторону.

- Я не потеряю тебя, - остановился Нильс. - Если это означает, что я должен быть более сдержанным, то я готов попробовать.

Я была удивленна, даже шокирована его словами. Упрямы, трудный характер Нильса был одной из его главных характеристик, он вовсе не привык подчиняться и слушать слова других.

- Спасибо, - сказала я.

Он смущенно улыбнулся, но в это же момент его лицо украсила дерзкая, соблазнительная улыбка. Дерзость, порой даже некая грубость была неотъемлемой частью Нильса, в которую я влюбилась, и я ощущала, что я была единственной, которой он показывал это игривую сторону.

- Пойдем, показ Эдварда начнется через сорок минут, а ты еще не переоделась. Я знаю, как долго, это занимает у девушек.
- Я возмущена, Нильс, - сказала я, дразня его.

Его громкий хриплый смех вызвал довольную улыбку на моём лице.

- Да, да, пойдем, - весело проговорил он.

Даже после тог, как лёд был растоплен, после того как между нами вновь восстановились тёплые и нежный отношения, мы по прежнему не могла прикасаться друг к другу. Пока мы шли, моя русая голова повернулась в сторону, чтобы посмотреть на красивое, идеальное лицо. У меня совсем не было времени, чтобы тщательно, с ног до головы осмотреть Нильса, но сейчас я успела увидеть лишь белую, почти прозрачную футболку, которая облегала его мускулистый торс, и новый пиджак. На нём так же были ярко - чёрные джинсы и обувь, которую я раньше никогда не видела.

- Мне нравится твоя прическа, - мило произнесла я.

Нормальный, уже давно привычный беспорядок на его голове быстро сменился поднятыми вверх кудрявыми, шелковистыми волосами, видимо, постоянно прочёсывал их своими тёплыми, длинными пальцами.

- Спасибо, - засмеялся он.

*

Нас тепло и заботливо встретила моя мама, впустив и предложив нам еду, прежде чем она уехала на работу.

- Я пойду переоденусь, - сообщила я им.

Нильс слегка кивнул, когда я медленно начала подниматься по лестнице, я не была уверенна до конца, что Нильс может пойти за мной. Но у него не было шанса. Моя мама тихо, ласково проговорила его имя в попытке, которая была успешной, привлечь его внимание к себе. Нильс остался с мамой в низу, в то время уже была на верхней ступеньке лестницы.

- Ты, наверное, заметил, но у Джо все лицо в синяках, - я затаила дыхание, когда ждала, чтобы их разговор продолжился.

Я надеялась, что мама не осмелиться заговорить с Нильсом об этом.

- Она сказала мне, что врезалась в дверь, но я не уверена, что это так. Я не сомневаюсь, что ты заботишься о ней, Нильс. Я просто волнуюсь. Ты видишь ее больше, чем я на данный момент. И я просто хочу спросить, сможешь ли ты присматривать за ней? - продолжала она.

Я была удивленна тому, что мама не поверила в мою ложь.

- Конечно, я это сделаю. Вам не нужно беспокоиться. Джо в безопасности со мной, - ответил Нильс.
- Спасибо, - сказала она.

Я продолжала стоять наверху, когда громко крикнула вниз по лестнице:
- Нильс, можешь подняться и помочь мне выбрать платье?

*

- Нравится? - спросила я.

Он отложил свой телефон в сторону и всё его внимание было сосредоточенно только на мне. Я просила его сидеть здесь, пока я выбираю себе платье.

- Это хорошее, - кивнул Нильс, показав на зеленое платье.
- Ты говорил так о всех четырех, - фыркнула я.
- Это потому, что ты выглядишь прекрасно во всех из них, - соблазнительно сказал он.

Я задумалась, а что если Нильса его мама и сестра не обучили и не предупредили о таких ситуациях, когда всего несколько слов парня могут обидеть девушку. Расстроенное, немного грустное выражение моего лица заставило Нильса пересмотреть свой выбор, он ещё раз взглянул на платья.

- Фиолетовое, - хрипло сказал он.

Он прямо указал на то платье, которое висело на двери шкафа. Ох, эти парни. Я хотела, чтобы он выбрал одно, какое угодно, но только не это. Посмотрев на его выражение лица, я поняла, что ему было не по себе. Мои маленькие руки осторожно схватили вешалку, мило улыбаясь Нильсу я взяла ткань платья и нежно пошевелила её в разные стороны, внимательно осматривая наряд. Материал порхал с каждым движением, увидев это Нильс немного нахмурился.

- Хм, лучше темно - синее, - продолжал он.

Ну слава богу.

- Да! Это то, что мне нужно, - ответила я.

Его пухлые, мягкие, алые губы растянулись в довольной улыбке, видимо, он был горд своим выбором.

- Хороший выбор, Веркоохен, - игриво сказала я.

Нильс был в ванной, пока я я делала макияж, и тяжело, громко вздыхая, расчёсывала свои длинные, гладкие, русые волосы. Я поспешно убрала расчёску в сторону, услышав громкий, взволнованный голос мамы.

- Джо!

Мои длинные, босые ноги быстро прошлись по мягкому ковру, уверенно направляясь к высокой, деревянной двери моей комнаты. Я решительно открыла дверь и заметила волнение, страх в её глазах.

- Мам, что случилось? - спросила я.
- Где Нильс? - она осмотрела комнату.
- Он в ванной. Что происходит? - спросила я ее с беспокойством. - Мам, - сказала я, взяв ее за руку.
- Я думала, что вы были на улице, - отвечала она.

Её слова и вовсе запутали меня.

- Нет, там темно и мы готовились к арт - шоу, - проговорила я.

- Так я и подумала, - тихо сказала она самой себе. - Джо, я думаю, что снаружи кто - то есть. Я была на кухне… там человек в саду за домом.

Мысль о Скотте в эту же секунду вспомнилась в моей голове, его нескончаемая ярость и месть, которую он так охотно желал довести до конца. А что, если он узнал, где мы живем? Папа знал бы сто делать, ведь он постоянно заботился и переживал о таких вещах. Мы с мамой были никчёмны и беспомощны. Я совсем не хотела рассказывать маме о всех тех опасных, серьёзных ситуациях, в которые я была втянута. Но если Скотт уже был здесь, то это касалось нас обоих.