Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

Проснувшись рано утром, Ксения подходит к спящей, словно ребёнок, Мэрилин и гладит её по голове, как это делала мама, пока эстонка жила в Раквере.

26.04.2014 в 22:23

Мэри, нехотя, раскрывает глаза и понимает, что находится совершенно в другом номере, нежели вчера утром. Голова немного болит и поэтому эстонка едва отрывает её от подушки, понимая, какой тяжёлый день ей предстоит. В её волосах, сквозь голубые занавески отражается солнце, наполняя комнату счастьем и какой-то непонятной добротой, которая исходит от Мэрилин. Она практически не помнит того инцидента, который произошёл вчера, но ещё слегка сырые волосы напоминают ей о этом. Ей нужно будет пойти в свой номер и взять одежду, ведь не пойдёт же она в кафе в ночнушке. Она не хочет выходить из тёплой комнаты, где она ночевала, но приходится. Встав с постели, она убирает волосы с лица и, накинув халат, выходит из комнаты, предупреждая Ксюшу, что, если через десять минут она не вернётся, пошла за ней и начинала убивать Шепса, потому-что в комнате она может задержаться только из-за него.
Выйдя из комнаты, она идёт вдоль коридора и подходит к двери, резко надавливая на ручку и открывая её, замечая, какой отвратительный запах стоит в комнате. Спёртый запах мужского одеколона. В комнате открыто настеж окно, а в кровати лежит Шепс, развалившись за белых простынях. Услышав, как хлопнула дверь, он вскакивает и смотрит на девушку ещё не проснушимся взглядом.
- Мэрилин, - начинает он, вставая с кровати и подходя к девушке, уже стоящей у шкафа и выбирающей, что надеть.
Будто боясь испугать, она кладёт свои ладони на её хрупкие плечи и слегка поглаживает их, но Мэрилин, резко втянув воздух, поворачивается и бьёт его по щеке, а он, как и полагается, ещё крепче сжимает её плечи, не давая её возможности вырваться из его, так называемых, объятий. Ей больно находится рядом с ним и с каждым вдохом кол в горле растёт, а стустя несколько секунд превращается в слёзы и Мэри, выкрутившись из его цепких рук, выходит из комнаты, подхватив с собой туфли и белое платье, в синяю и оранжевую полоску.
Она быстрыми шагами идёт по коридору и буквально вваливается в комнату, захлопывая дверь и сползая по двери, бросив платье и туфли на пол. Она закрывает лицо руками и отдавшись эмоциям, плачет, понимая, насколько сильно испугалась Ксюша. Господи, почему её чувства к этому бесчувственному идиоту просыпаются именно тогда, когда он рядом, а у неё появляется ужасная тяга поцеловать его горячие губы и почувствовать тепло его тело. Господи, Мэрилин, чёрт тебя дери, что с тобой происходит! Очнись! Он ведь изнасиловал тебя, а ты думаешь, что любишь его и хочешь?
Ксения, поняв, что произошло, успокаивает Мэрилин и выходит из номера, направляясь туда, где ещё несколько минут назад была Мэрилин. К тому, кто за вчерашний день убил миллионы, а может и миллиарды её нервных клеток, заставив плакать практически весь день.
Брюнетка врывается в номер просто пылая от ярости и быстро подойдя к Шепсу, даёт ему ещё одну пощёчину, а тот, закатив глаза, спрашивает, не сговорились ли они, за что получает подзатыльник. Ксения берёт с кровати подушку и начинает лупить ею Сашу, бегающего по номеру от разъярённой начальницы и спрашивая, за что она так и чем он так перед ней провинился.
- Я просила тебя! Шепс, мать твою налево, ты ведь женат! Зачем ты мне девочку испортил? Она ревёт второй день из-за твоей глупости и успокоиться не может!
- Она сама согласилась, сама виновата! - говорит Шепс, подходя к разъярённой брюнетке.
- Не приближайся ко мне, а не то, я тебя удушу своими же руками! Я уволю тебя, если ты к ней хоть пальцем притронешься! Придурок! Ты не достоин её красоты, ума и обаяния! В который раз убеждаюсь, что вы с Марьяной идеальная пара!
С этими словами, она выбегает из комнаты громко хлопнув дверью, оставляя Шепса в полном замешательстве. Он ужасно соскучился по жене, хотя, последние несколько дней не видел её, потому-что она круглосуточно пропадает в клубах, как и предупреждали его родители перед свадьбой, уговаривая не женится, а немного подождать и проверить её чувства. Приведя себя в порядок, Шепс выходит из номера и направляется в кафе к девушкам, где Эли обещала отдать ему то, что приведёт его в шок и перевернёт его жизнь с ног на голову.
В это время, Ксения, совсем опустив руки, понимает, что она никак не успокоит Мэрилин, если она не успокоится сама и даёт ей немного времени, чтобы прийти в себя, а сама уходит в ванную. Когда она возвращается, Мэри уже сидит на кровати и пытается застегнуть босоножки. На её лице уже макияж, сделанный довольно хорошо, если учесть, что она делает его сама, а волосы причёсаны и собраны в косу за спиной.
Они выходят из комнаты спустя полчаса, когда Ксюша одевается и наносит макияж, и сразу же отправляются в кафе, с которым у эстонки связаны неприятные воспоминания. Они садятся за отдельный стол и делают заказ и сегодня, Ксении удаётся уговорить Мэри поесть, потому-что вчера она не ела ничего, кажется, даже воды не пила. Есть ей не хочется, потому-что с самого утра, а если быть точнее, со вчерашнего вечера она странно себя чувствует. Её жутко мутит и болит голова, хотя, возможно это акклиматизация и, когда они вернутся в Москву, это пройдёт.
Просидев несколько минут, девушка понимает, что больше терпеть не может и, приложив ладонь ко рту, выбегает в уборную, замечая за собой странный взгляд собравшихся.
Выходит она спустя несколько минут, гордой походкой подходя к столу и отодвигая тарелку, говоря, что есть она не будет. Тем временем, за соседним столом раздаются овации и эстонка нехотя поворачивает голову, понимая, что сделала это зря. Она видит, как губы Шепса соприкасаются с губами брюнетки Спенсер и внутри будто что-то падает, но она старается не обращать внимания на парочку, несмотря на то, что Шепс поглядывает за её реакцией, будто боясь того, что она заплачет. Но нет. она сильная и не будет плакать. Пододвинув к себе тарелку она, изнутри пылая от гнева, начинает есть овощной салат, не обращая внимания на парня, сверлящего её взглядом и Ксению, готовую броситься на него и убить своими же руками.
- Мэри, - шепчет она, заглядывая в её глаза. - Только не плачь, хорошо?
Мэри кивает и снова утыкается в свою тарелку, понимая, что сейчас, после этих слов, ей будет очень тяжело сдерживать слёзы, рвущиеся наружу. Тарелки опустошены и девушки, встав, уходят из ресторана, направляясь гулять по солнечному, несмотря на вчерашний дождь, Лимассолу. В последний раз перед отлётом они решают сходить на побережье и искупаться в чистой воде, нежно ласкающей кожу. На пляже они проводят кучу времени, а после, переодевшись в сухую одежду и высушив волосы, едут в аэропорт и ожидают там рейса, плевать, что до него ещё практически восемь часов.
В это время, брюнет, сидя в своём номере и вдыхая сладкий аромат духов, оставшийся после прихода эстонки, вставляет флешку в разъём ноутбука и открывает папку с фотографиями, от которых он и правда в шоке. Его Марьяна сидит на руках какого-то взрослого мужика и целует его, а ладони мужчины задрали её платье так, что заметно то, что она не надела белья. Это Кипр. Это тот ночной клуб, в который они поехали с Эли вчера ночью, а фото сделаны, наверное, тогда, когда он уходил в бар, чтобы заказать несколько коктейлей.
Он берёт телефон и набирает номер своей жены. Она быстро поднимает трубку и радостным, но слегка запыхавшимся голосом, отвечает:
- Да, любимый!
- Привет, солнышко! - отвечает Шепс, нахально улыбаясь. - Где ты, родная моя? Как у тебя дела, зайчик?
Он своих слов ему хочется смеяться, несмотря на то, что ревность накрывает его с головой, ведь он действительно любит свою жену.
- Я отлично, Сашуль! Готовлю тебе вкусняшку, чтобы не голодал, когда прилетишь! Скучаю ужасно!
- Ах ты моя хозяюшка, кстати, не знаешь, какова на Кипре погода? - спрашивает он, понимая, что сейчас его разорвёт от любопытства, как хомяка, в ожидании её ответа.
- Нет родной, конечно не знаю! А тебе зачем?
- Да, просто ты ведь была здесь вчера с Алексеем, не так ли? - спрашивает Шепс, понимая, что сейчас он выведет её на чистую воду.
- Шепс, мать твою, что ты несёшь? - вся любовь и нежность в голосе пропадает, уступая место глупому гневу и оправданиям. - Это ты там удовлетворяешь всех попало, а я сижу в Москве и убираю квартиру!
Шепс демонстративно смеётся в трубку и говорит девушке всё, что накопилось, как он сказал это Мэри на их свадьбе, а после, обещает, что они поговорят дома, а насчёт еды она может не волноваться, потому-что это бессмысленно, ведь он поест в самолёте.
Он собирает вещи и отправляется в аэропорт, находящийся довольно далеко от города, понимая, что он чувствует себя ужасно спокойно и даже не волнуется по поводу того, что его любимая жена ему изменяет. Стоп. Значит то, что ему говорила Мэри на свадьбе и Ксения после свадьбы, было правдой? Значит он зря испортил свои отношения с ней?
С этой мыслью он доезжает до аэропорта и садится в зал ожидания, дожидаясь, пока объявят, что самолёт до Москвы прибыл, а пассажиры могут пройти на посадку.
Проходит просто куда времени и девушка видит, что на посадку прибыли два самолёта, говоря об этом подруге, которая будет лететь в совершенно другом самолёте до Москвы.
Сделав глубокий вдох, эстонка готова на решительный шаг. Она, волоча за собой чемодан, быстрыми шагами идёт к брюнету, стоящему практически у выхода и, повернув его к себе, впивается поцелует ему в губы, пытаясь открыть глаза, но боясь окунуться в реальность. Саша стоит в шоке и просто не знает, что ответить и что делать дальше. Она не чувствует ответа, как это было в ту ночь, но ведь так хотела почувствовать это прекрасное чувство снова.
Час и она сидит в самолёте на своём месте, грустно уставившись в свои пальцы и чувствуя, как слёзы жгут глаза. Она не может терпеть и выпускает из наружу, стараясь не издавать никаких звуков. Над ней насмехаются модели, обзывая её наивной дурочкой, хотя, так и есть на самом деле. Она думала, что он правда любит её и это было самой страшной ошибкой в её жизни. Сейчас, её никто не защитит от насмешек, потому-что подруги рядом нет. Никто не способен огородить её от всех неприятностей в этом мире.Проснувшись рано утром, Ксения подходит к спящей, словно ребёнок, Мэрилин и гладит её по голове, как это делала мама, пока эстонка жила в Раквере.