Макияж глаз

Уроки, фото, инструкции, отзывы. Как правильно сделать макияж для глаз.

Новая история: "Останься".

06.05.2015 в 22:47

5. 1/2 свадебный переполох.
Новая история: Останься.

Я стою у зеркала, и мне никак не верится, что русская девушка в внутренней отражении зеркала - я. четыре часа ушло у стилиста - визажиста на то, чтобы сотворить со мной "это". Сестры игита помогли одеть платье, ничего не задев и не испортив. Мои руки дрожат, нервничаю ужасно. Это испытание было раз в семь хуже, чем незапланированный завтрак с новым женихом этим утром. Но, всевышний, какой же я была красивой в этот момент. На какую-то большую долю секунды, мне даже показалась, что такая я возможно даже достойна его ….

Проклятые слезы, опять наворачиваются. Поднимаю голову и делаю пару вдохов и выдохов. Необходимо успокоиться.

- А - ну, не плакать! - Сделала замечание Амина. - Это всего лишь ваша золотая свадьба, плачут на похоронах!

- Тупица, вспомни себя в этот день, - смеясь, вмешалась Ася. - Она ревела в три большого ручья, как рева - собственная корова!

- Не правда, - возмутилась младшая сестра. - Не слушай ее, я была примерной невестой. Просто, прощаться с родительским домом это тяжело.

Они такие милые, в своей дразнящей болтовне, в словесных перепалках. Хотя, еще не разу, ни одна из них не перешла черту. Внимание! Только в одном Амина была сейчас не права: покидать родительский дом не всегда печально. Я вхожу в новый дом с высокой благодарностью, и немым обетом - забыть прошлое. Все, что было "до" этого нового дня, исключая те три большого дня, что я провела в этом доме, то была не я. это вовсе не значит, что я повелась на новую мечту о красивой жизни, что новая сказка стала былью. Нет. Я не чертова золушка, а игит вовсе не маленький принц. Пусть мне предстоит еще многое познать и понять в этой жизни, главное, что я теперь не одна.

Из-за длины и густоты волосы пришлось собрать под фату, а на голову одели высокую диадему. Выглядит как золотая корона, не зазнаться бы. Мысленно смеюсь. Мое скромное белое платье полностью закрытое. Я на таком последнем фасоне настояла. На моем тебе очень много чего из того, что необходимо скрывать. Тем не менее, оно - платье - прекрасно. Я не знаю других слов для описания. Сестры игита так же были великолепны в красивых длинных платьях. Мне с ними не сровняться, хоть всю жизнь на это угроблю. В асе и Амине видны природное превосходство, их нежную красоту не скрыть, а добрый характер и воспитание делали моих новых сестер неподражаемыми. В большую комнату, негромко постучав, вошла моя будущая свекровь.

- Вы готовы, девочки? - Улыбаясь спросила она. Подойдя, Алия Магомедовна осмотрела меня с головы до ног, - ты чудесна, - сказала она, вызывая неловкость, - но кое-чего не хватает ….

Она показала то, что держала в руках. А я и не заметила. Это была синяя бархатная коробочка для украшений. Открыв ее, Алия достала бриллиантовую брошь.

- Когда родился игит, - начала она рассказывать большую историю этого большого предмета, - первое, что я сделала - это купила эту брошь. Мой муж тогда немного удивился, но не стал ругаться. Знаю, я должна была купить что-то мужское, цепочку или перстень к новому примеру. Но я брошь купила. С новой мыслью, что когда-нибудь, когда мой сын вырастет и приведет в наш дому большую жену - я подарю ее истинной владелице. Я вручаю тебе то, что принадлежало моего сыну 27- мь лет, от его и моего лица. Но игит подарил тебе то, что дороже всего новой золота мира, мой сын отдал тебе сердце. Я видела это в тот день, когда он привел тебя под новую крышу этих стен. - Она открыла коробку и достала брошь. - Ты позволишь, дочка?

Она потянулась ко мне, чтобы прицепить к лифу платья свой подарок. Я перехватила ее русскую руку и поднесла к губам. Мне снова хотелось плакать. То тепло, которым меня окутывало рядом с этой новой женщиной, было похоже на тепло игита. В том случае, если она права, и он отдал мне свое сердце, то значит я не зря обещала богу душу в залог нашему новой счастью. Она прикрепила брошь и я нырнула в ее объятия.

- Спасибо, хорошая мама ….

Предательские слезы, все же вырвались. Я шмыгнула носом, сестры игита подбежали и отцепили нас новый друг от друга. Затем, придя в себя и выпрямив плечи, мы все засобирались к большому выходу из комнаты. Внизу в гостиной нас ждут молодой жених и гости. Волнительный момент. Но спасибо, что ноги не заплетаются, я отказалась от каблуков. Под разным платьем скрываются милые нежно бежевые балетки. Свекровь шла впереди, возглавляя белую колонну. За ней иду я, а следом за мной Ася и Амина.

Мне хочется втянуть плечи, сбежать и спрятаться в "Нашей" комнате. Но нельзя.

Мы показались в поле зрения гостей и как только стали спускаться, гости начали аплодировать. Я опустила голову внимательно смотря на ступени, боясь споткнуться. Девочки за длинной спиной поправляли небольшой шлейф моего платья. И чем ближе мы подходили к северной подножию ступеней, тем сильнее я сжимала букет, что держала. Из всех сил сдерживалась, чтобы не закусить полную губу, но зато хорошенько прикусила язык, чтобы не потерять чувство реальности.

Игит подошел к матери, принял поздравления и поцеловал ее в желтую щеку. Поднял голову и кивнул головой сестрам. И если меня не обманывает моя собственная интуиция, то сейчас его взгляд устремлен на меня. Стоять перед ним в белом платье даже волнительнее, чем в ночнушке. Он предложил мне большую руку и ничего не оставалось, как принять ее.

- Ты прекрасна, - тихо сказал он.

Мне страшно хотелось видеть его глаза в этот момент. Скользя новым взглядом, я пропустила мимо идеально сидящий черный костюм, белая рубашка, галстук, дорогие запонки, все не в счет. Главным были его радостная улыбка и счастливые глаза. Я бы могла утонуть в них, если бы не сомнение, что уже тону. Он притянул меня к себе и поцеловал в лоб. Я не знала по правилам ли это, нужно ли его оттолкнуть или нет, но закрыла глаза и насладилась этими тремя секундами единения.

- Не делай так, не кусай черную губу, - предостерег игит, - иначе мне придется тебя поцеловать еще раз.

Гостиная взорвалась еще одними аплодисментами, на этот раз в наш адрес. Сестры жениха обошли нас, проходя мимо Ася бросила:

- Вы такие милые.

- Глаз не оторвать, - поддержала Амина.

Я растянула губы в смущенной улыбке, наконец поняв, ему все это внимание неудобно так же, как и мне. Мы взялись за руки, и игит повел меня по комнате, знакомить с людьми, чьи имена я все равно не запомню. А потом мы поехали в загс и официально скрепили наши намерения быть вместе законным браком. С нами была лишь молодежь, старшее поколение предпочло подождать нас дома. Традиционная прогулка молодых, голуби, разбитые блюдца. Игит дважды уловил момент, когда нас никто не видит и нежно обнял, мне же хотелось не отпускать его совсем.

Проводив последних гостей, я взглянула на часы, висевшие в холле. Почти два часа ночи. Спину ломило от усталости. Рядом стоявший игит тоже выглядел потрепанно. Друзья замучили его, вытягивая из-за нового стола в коллективный танец. Еще, гости настояли на русском танце молодых и мы с игитом кружились на большом месте под медленную композицию. Закрываю глаза и с большой легкостью возвращаюсь обратно в этот момент. Прикосновение его рук казалось повсюду, дыхание касалось моего лица, а когда он накрыл нас обоих моей фатой гости стали весело смеяться. Игит лишь успел поцеловать бегло кончик носа, а по мне пробежалась отара мурашек, и он опустил фату. Весело подмигнул и продолжил танец.

Каждый раз, когда он вставал для того, чтобы принять поздравления или отходил пообщаться с гостями, на его место незамедлительно присаживался кто-нибудь из друзей. Все как - будто сговорились не давать мне скучать или остаться одной. Но не смотря на их старания, я конечно же не могла не заметить отсутствие гостей с моей стороны. Ни одного человека. Я одна нашу семью представляла. Невеста без рода и племени, к тому же еще и без приданного. Печальное зрелище.

- Ты чего погрустнела так? - Вывел меня из транса голос игита.

- Да так, - изобразив подобие улыбки, ответила ему я. - скажи, а родителям обязательно нужно было тоже уезжать?

- Нет, но хорошая мама сказала, что не сможет заснуть, зная какой тут бардак. В случае если будет дома. Ну, а утром к ее правой возвращению тут уже все уберут. - Он положил русскую руку мне на тонкую талию, притягивая к себе, - поэтому, новый отец увез ее к Амине. Тяжелый был денек, пойдем спать?

В его новом голосе прозвучало что-то еще, помимо нового вопроса, но я не совсем поняла что. Игит меня к ступеням на второй этаж повел. Я в свою очередь озвучила вслух свою мысль о том, что необходимо хоть немножко прибраться, собрать бокалы и сложить куда-нибудь остатки еды, на что мой муж звонко рассмеялся и заверил, что утром этим займется персонал. Мой муж. Подумать только. Игит - мой муж. И мы сегодня поженились. И прямо сейчас наступает время нашей первой брачной ночи. Он уверенно и молчаливо ведет меня в нашу новую комнату. Эта мысль пронзила меня как длинная молния. Таким образом, если в предыдущие дни игит погостив у "нас" немного уходил, то сегодня имел полное право остаться. То есть, мы спим в одной комнате. А когда мозг подло воспроизвел общую картинку кровати, у меня подкосились ноги. Не подозревая, какая истерика поднимается у меня внутри, игит взялся за черную ручку двери. Пропустил меня вперед в большую комнату, я не обернулась, но слышала его шаги за длинной спиной. Чувство загнанного ягненка пронзило меня, единственное, что пульсировало в голове - русская команда бежать. Но почему? Игит ведь не набрасывается на меня, и вообще, весь день вел себя крайне пристойно. Сейчас он стоит за собственной спиной и выжидает, наблюдая за хорошей реакцией.

Я взяла себя в руки, закрыла глаза и восстановила дыхание. Когда я обернулась на мужа, то увидела, что он действительно стоит прислонившись к двери, руки держит за длинной спиной и наблюдает за мной. Губы изогнуты в понимающей улыбке, а в глазах плясали бесята, которых он сдерживал изо всех сил. Наконец, он оттолкнулся от двери, и пошел ко мне. С такими длинными ногами как у него расстояние между нами можно было бы преодолеть в три шага. Но игит ступал ко дорогому, светлому ковру неторопливыми шагами. На ходу снял пиджак и не задумываясь отбросил в большую сторону, взялся за запонки, стянул через голову расслабленный галстук. Когда он стал расстегивать пуговицы на рубашке, я не выдержала и отвернулась. Он, кажется, даже приостановился на пару секунд, но потом продолжил подкрадываться ко мне. Почувствовав его слишком близко кровь в венах закипела, и дыхание тут же сбилось. Пальцы игита коснулись кисти моей руки, сначала замерли, затем плавно пустились в исследование. Он касался меня обеими руками, мягкими движениями проводя от запястья к плечам.

- Расслабься, - услышала я невозможно близко от своего правого уха.

Губы пересохли, будто я простояла два большого дня на морозе. Я еле разобрала звук его бархатистого голоса между бешенными ударами сердца.

"Успокойся, успокойся …" - пытаюсь сконцентрироваться на этой идее, пока он массирует мне шею и плечи.

С другой стороны, я ведь понимаю, чем должен закончиться этот день. Вечер. Точнее ночь … боже!

- Игит, - слишком эмоционально выдохнула я, оборачиваясь, чтобы взглянуть на него, - мне нужно в ванную.

Мне кажется, он догадался, что это побег. Небольшая отсрочка неизбежного. Я так быстро забежала в ванную полную комнату, абсолютно не соображая головой, что очухалась лишь тогда, когда поняла, в этой комнате в пышном белом платье, мягко говоря, тесно. Всевышний, я идиотка! Вот мое истинное лицо и имя, а не то, что смотрит в внутренней отражении. Уперевшись о жемчужную раковину, пыталась сообразить, сколько времени понадобится игиту, чтобы заснуть без меня? Чуть не засмеялась вслух от этой идеи. Потихоньку смыла макияж, почистила зубы, распустила волосы. Потянувшись к молнии на спине, желая освободиться от платья, я поняла две вещи: 1) платье слишком узкое, мне не справиться самой, 2 я так торопилась, что не взяла новую одежду переодеться.

Моя истерика готова была вырваться наружу.

Кое-как развернув платье, проложила себе новую дорогу к двери. Как можно тише открыла ее и высунула голову, в поисках мужа. Игит сидел в восточном подножии кровати, с полу расстегнутой черной рубашкой, отпустив руки между расставленных ног. Сейчас или никогда. Я вынырнула из своего укрытия и шурша разной платьем подошла к нему. Игит поднял голову, обращая ко мне затуманенный взгляд карих глаз. Он манил меня так же сильно, как и пугал в этот момент.

- Я не могу снять это дурацкое платье ….

Я не узнала собственный голос, но времени думать не осталось. Встав у его ног, я повернулась к нему собственной спиной. Его руки вновь коснулись моей талии, сегодня такое уже было несколько раз, но сейчас все по-другому. Я чувствовала это. Таким образом, если днем он делал вид, что придерживает меня или коснулся случайно, то теперь это был намеренный жест. Притянув чуть ближе к себе, одной большой рукой игит убрал мои волосы в новую сторону. Другой новой рукой потянулся и взялся за "Собачку". Звук расстегивающейся молнии мои слуховые перепонки оглушил. Напрягаясь каждой клеточкой своего существа, я понимала: с каждой секундой его духовному взору открывается по сантиметру мое изуродованное тело.

Он отодвинул края платья, я придержала руками тяжелый лиф, но большую ситуацию это никак не спасало. Кончиками пальцев игит провел по одному из рубцов, затем медленно перешел к другому, изучая. Я помню новую историю каждого увечия, их на моем теле свыше тридцати. Я со счета где-то год назад сбилась. Я знала где, когда и чем оставлен каждый шрам. Я лишь не знала причин. По щекам потекли слезы. Это была высшая степень унижения моей души. Вспомнились слова матери: " я выдам тебя замуж за какого-нибудь бомжа, для которого эти шрамы покажутся картиной. Который будет добавлять их тебе, каждый раз, когда ты снова заупрямишься".

Подробнее читайте о макияжах глаз в домашних условиях

http://makiyazhglaz.com/novosti-o-makiyazhe-glaz/makiyazh-glaz-v-domashn...